Титульный спонсор
Новости клуба
17 сентября 2016

Ю.СОКОЛОВ: «ХОЧУ, ЧТОБЫ «ДИНАМО-ЛО» СТАЛО ОДНИМ ИЗ САМЫХ МЕДИЙНЫХ КЛУБОВ СТРАНЫ!»


Пресс-атташе «Динамо-ЛО» Юрий Соколов побывал с другой стороны микрофона – рассказал о себе, принципах своей работы и о том, с каким соусом нужно подавать каждый материал.

– Хотелось бы начать с того, что необычно очень быть в роли героя интервью, а не журналиста. Интересные ощущения (улыбается).

– Как ты пришёл к осознанию того, что тебе хочется работать именно в волейболе?

– Здесь нужно копнуть глубоко. У меня очень спортивная семья – в несколько поколений, в том числе и профессионалы. И я с детства связывал свою жизнь именно со спортом. Однако в один момент потуги стать профессиональным футболистом пришлось закончить. Уходить из спорта мне не хотелось: работал в футбольном клубе «Русь», но он начал тонуть, и мне пришлось оттуда уйти. Параллельно с этим на журфаке СПбГУ, где я учился на кафедре международной журналистики, развивался волейбол. Видимо, как одного из самых активных спортсменов факультета меня постоянно звали прийти поддержать женскую команду. Несколько месяцев не находил на это времени: то свои игры, то в городе не было, а порой было откровенно лень куда-то ехать на кого-то смотреть. Но в один прекрасный момент я собрался и пришёл. И... взглянул на волейбол по-другому.

– До этого как ты на него смотрел?

– Ну, откровенно говоря, знал, что волейбол – это там, где мяч через сетку перекидывают. Знал, что на Олимпиаде есть волейбол, что бразильцы в него хорошо играют – и все, это был мой максимум. Кто такие Тетюхин, Мусэрский и остальные был не в курсе. А здесь познакомился с игрой, влюбился в капитана этой женской команды (улыбается), начал помогать девчонкам в организационном плане и, со временем, полностью переключился на волейбол. В один прекрасный день, когда я искал работу, понял, что хочу трудиться именно в волейболе. Дальше просто: написал резюме в «Динамо-ЛО», потому что увидел, что сайт обновляется не так активно, как, наверное, мог бы – команда в тот момент шла на третьем, кажется, месте в Высшей Лиге «А». Отправил его и в тот же день приехал, пообщался с директором. По-моему, уже со следующего дня я приступил к работе в клубе.

– Все сошлось?

– Да, и звёзды на небе, и поиск работы, и желание быть в спорте, и волейбол, появившийся в жизни, и обыкновенная любовь мальчика к девочке, и конкретный день, и ответное желание руководства «Динамо-ЛО» сделать что-то большее для медийности клуба – все это мне помогло.

– Сколько времени прошло от понимания «волейбол – это круто» до начала работы в «Динамо-ЛО»?

– Несколько месяцев, наверное. Мы на базе факультетской команды решили сделать прообраз профессионального клуба, и когда я попробовал организационную работу, мне все это понравилось. Делали медийную часть, прямые трансляции, какие-то программки на листах А4, вымпелы, баннеры – все, что возможно на данном уровне. После этого мне хотелось попробовать уже делать то же самое, но с профессиональным клубом. Естественно, нас тогда поддерживал факультет, выделял какие-то средства – они шли на форму, мячи, аренду зала, на что-то девочки складывались сами. Собственные деньги, вложенные в какое-то мероприятие, всегда требуют определённой ответственности даже к посещению тренировок. Правда это не всегда работало так (смеется).

– Получается, что ты и в женском волейболе поработал тоже. Это другой вид спорта?

– Последнее время часто обсуждаем этот вопрос с друзьями, кстати. Я считаю, что вид спорта один, а восприятие разное. Но это мое мнение. Например, если взять последнюю Олимпиаду в Рио-де-Жанейро, на мой вкус там было всего два матча в женской сетке, которые держали «от» и «до». Возможно, волейболистки на меня обидятся, но мне кажется, что мужчины смотрят волейбол все-таки больше из-за красивых женских фигур. Ну это нормально (улыбается). Мужской волейбол более силовой и атлетичный, и эмоций там гораздо больше. У мужиков нечасто случаются партии, где сначала 8:0 в одну сторону, а потом 8:0 в другую.

Я же сначала хотел в «Ленинградку» пойти. Однако меня долго отговаривали, пугали чем-то вроде: вот девичий волейбол это одно, а взрослый женский – совсем другое. Кого-то парень бросил, у кого-то ребенок не спал всю ночь, кто-то поругался с тренером – все это может переноситься на площадку или просто даже в общение. У парней тоже всякое бывает, но с ними проще.

– Ты пришел работать в «Динамо-ЛО», окунулся в мир профессионального спорта. С какими трудностями пришлось столкнуться?

– Я стараюсь не зацикливаться на негативных моментах. В плане журналистики и медийной составляющей я четко представлял, что надо и что не надо. Сравнивал опыт российских клубов и зарубежных, постоянно и по сей день нахожусь в поиске каких-то интересных фишек – другое дело, что нужно всегда учитывать возможности клуба на эти самые фишки. Кстати, один случай врезался в память, так как вышел он довольно курьезным. Как только я пришел в клуб, сразу сделал аккаунт в Твиттере, где начал рассказывать о жизни команды. И вот первый матч, на котором я присутствовал уже в качестве пресс-атташе «Динамо-ЛО», в Твиттере организовал текстовую трансляцию. Играли мы дома с Нижневартовском вроде, и я настолько увлекся игрой, что расписывал чуть ли не каждый розыгрыш. В итоге, к самому апогею игры, к пятой партии, выяснилось, что у Твиттера есть лимит сообщений. При счете 1:1 на тай-брейке Твиттер мне сказал «Отдохни часик» (смеется). В самый ответственный момент болельщики остались без информации – это был урок для меня. Эмоциям поддаваться не стоит, нужно всегда оставаться внимательным и последовательным.

Трудны были и первые выезды. Если поездка в Москву на матч с МГТУ была, как говорят, «по лайту», то вот следующее «путешествие» было на переигровку с Пермью за выход в Суперлигу. Очень сложный был выезд: я вел радиотрансляцию, трибуны очень мешали и смотрели постоянно на меня, результат оказался неудовлетворительный... Тем не менее, это был важный опыт для меня.

– Всем в клубе задаю этот вопрос: а что чувствовал ты в момент, когда стало понятно – «Динамо-ЛО» в Суперлиге? Крики в Твиттере я помню.

– (Смеется). Крики были еще и в видео-трансляции. В ладоши мы били друг другу с нашим тренером-аналитиком Антоном Лукиным. Вообще у нас с ним много очень забавных и смешных видео, где мы проявляем эмоции свои и любовь к команде. На одном из семинаров ВФВ один представитель клуба Суперлиги даже сказал, что мы с Антоном – «лицо «Динамо-ЛО», которое уже узнают везде» (улыбается). Если вернуться к матчам с «Локомотивом-Изумрудом» – перед играми я думал: что будет, что я могу сделать, что мне «позволят» руководство, профессиональная этика работника клуба и журналистская эстетика в этом случае? Как я себя поведу? И ответа на этот вопрос дать, честно, не смог. Учитывая свою эмоциональность, я понимал, что будет взрыв, но какой силы он будет – не представлял. В итоге я вскочил со стула, хлопнулись в ладоши, проорал в микрофон, что мы в Суперлиге и что-то из серии «Вот он – наш золотой розыгрыш!». А потом сел назад и с умилением смотрел, как обнимаются ребята, как Гриша Драгунов всех призывает и думал: «Вот если бы не прямая трансляция, я бы побежал к ним, к команде». Мне хотелось быть там.

– Не все клубы считают необходимостью возить собственного пресс-атташе на выезды, не все пресс-атташе считают это важным. Ты не из этой категории?

– Нет, я считаю, что находиться рядом с командой – важная и неотъемлемая часть работы и моей профессии. Я очень благодарен нашему директору Андрею Александровичу Борзову за возможность постоянно быть «в составе». В Высшей Лиге «А» я был единственным пресс-атташе, который ездил на гостевые матчи. В Суперлиге сотрудников пресс-службы тоже возят не все клубы. Я с детства рос командным игроком, и для меня важно понимать и чувствовать команду. Нюансов работы всегда очень много: например, всегда хочется, чтобы был свой материал. Не тот, который дали «по дружбе» другие пресс-атташе, а свое – свои фотографии, свое видео, свой текст. Игроки после матча могут что-то подсказать, дать небольшой эксклюзив. В конце концов, и игру по-другому мы видим. Для меня это целый виток жизни – выезды с командой.

– Ты говоришь, что рос командным игроком. Расскажи про свою футбольную историю. Этот вид спорта для тебя по-прежнему номер один?

– Тяжело сказать. Я ведь и в волейбол уже играю (улыбается). Футбол переплюнуть тяжело, потому что живу им с детства. Если здесь и сейчас мне предложат участвовать в одной из игр – все-таки пойду на стадион, а не на площадку.

– А если тебе предложат посмотреть одновременно игру «Баварии» против «Барселоны», например, или волейбольный матч Россия - Италия на Олимпийских играх?

– Как человек продвинутый и медийный, я включу одновременно оба матча (смеется). На самом деле достаточно 10-15 минут, чтобы приблизительно понять, чего ожидать от игры. Поэтому определился бы в течение этого времени. Где больше эмоций, где более крутой сюжет, то я и буду смотреть.

– То есть выбор будет в пользу эмоций, а не вида спорта?

– Да. Я давно перерос «боление», «фанатство» за определенную команду. Переживаю за друзей, всегда радуюсь за молодых, которым дают шанс. Например, я невероятный фанат Жени Башкирова, с которым учился в универе и даже играл вместе. С большим интересом посмотрю, например, не игру «Зенита», команды из города, в котором живу, а условного «ФК Фантик», в котором будет много эмоций и голов. Или матч команды, за которую Женька бегает.

Ты спрашиваешь про футбольную историю... Этой весной не стало моего дедушки, на которого я всегда хотел быть похож. Когда у меня спрашивали, кто был моим футбольным кумиром, я всегда говорил – дед! Я всегда им восхищался, читал про него в газетах и гордился им. Он играл в Минске, в Грозном, в Ленинграде. Мама пыталась отдать меня на танцы, пыталась усадить за фортепиано, я плавал, но в итоге все равно победила тяга к футболу. И в этом есть его заслуга, дед многому меня научил. Когда же в плавании мне сказали «либо заканчивай, либо уходи в водное поло», я ответил, что ухожу в футбол – и ушел. Начал им серьезно заниматься где-то лет в 14 только и в итоге дорос до статуса профессионального футболиста с контрактом и всеми прочими серьезностями.

– На какой позиции ты играл?

– Сначала был нападающим, а потом был фланговым защитником. Как дедушка. У меня был шанс попасть в «Зенит», но я был глупым и растранжирил все свои возможности. Ну а потом с футболом пришлось закончить. Разочаровался в нем, когда окунулся в мир низших дивизионов. Сейчас играю с друзьями и за команду «Питер Медиа» (улыбается).

– Ты не жалеешь, что пришлось закончить?

– С годами я пришел к выводу, что жалеть ни о чем не стоит. Возможно, в тот момент я и жалел. А сейчас я все равно пришел к тому, что доставляет мне удовольствие и радость – мне кажется, что это главное. Как многие в спорте, я не знал, что буду делать, если из него придется уйти – не представлял свою жизнь вне. На журфак я поступил особо не читая книжек, не понимая, как писать и вообще не осознавал, как меня, такого глупого, может кто-то взять, чтобы я писал какие-то тексты. В итоге же взяли, я работаю, и работа доставляет мне большое удовольствие. Это уже сегодня я делаю шаги к литературе, потому что просыпается желание. Заставляю себя по 2-3 стиха в день читать Есенина или Цветаевой, читаю книгу на английском языке – это другая сторона меня, творческая. Я же и писал сам раньше прозу и рифмы всякие, театр люблю и хорошую игру актеров. Все это особый мир.

В детстве, кстати, я думал, что если не смогу стать профессиональным футболистом, то буду матчи комментировать. Болтать любил всегда, «подсесть на уши» кому-то никогда проблемой не было. А еще я самостоятельно «издавал» в детстве «газеты».

– А новости для них откуда брал?

– Да сам придумывал. Ха, у меня был период, когда новости были очень жестокими: поезд с таким-то спортсменом взорвался, игрок наступил на гвоздь.

– Ужас-то какой...

– Я до сих пор не понимаю, почему мама меня тогда за руку не взяла и к психологу не отвела (смеется). Может, понимала, что я балуюсь или что не стоит смотреть всякие фильмы типа «Крепкий орешек» или «Рэмбо»?! Потом я перестал писать такие вещи, конечно. Вот, я хотел сказать, что спорт и медиа жили во мне с детства, и я шел к этому давно.

– Вернемся к «Динамо-ЛО». Ты же не только медийной частью занимаешься в клубе?

– Да, еще я очень увлекся статистикой. Кстати, это помогло мне сделать невероятно крутую статистическую базу клуба – у нас все подсчитано: кто сколько матчей сыграл, где и с кем, сколько побед у каждого из тренеров и так далее. Мало того, много рубрик со всеми этими цифрами и числами зародилось в итоге. А началось все с Антона Лукина, который как-то показал мне, что такое программа Data Volley, в которой он трудится на матчах. Спустя год я уже был ее уверенным пользователем, сегодня я помогаю нашей молодежной команде – пишу их матчи, разбираю соперника. В общем, практически тренер-аналитик. Ездил в мае с ребятами на финал Первой Лиги, где мы бронзу взяли. Приятные ощущения были, когда ты помогаешь таким образом парням добиться результата. Моя первая «тренерская» медалька (улыбается).

– Начинается сезон: первый в Суперлиге, сложный. Чего ты ждешь?

– Сезон будет непростым. Это первый сезон, когда в медийной сфере нашего клуба я работаю не один, у меня появилась коллега. Тяжело в том плане, что у нас немного разные взгляды – но это хороший опыт в плане нахождения компромиссов и прихода к общему знаменателю. Работать одному легко: ты сам себе ставишь задачу и сам ее решаешь. Вдвоем – уже команда.

Я изначально шел в «Динамо-ЛО» с определенной целью. Цель и простая, и сложная одновременно – попасть в топ-5 самых медийных клубов Суперлиги. Считаю, что у нас есть возможность сделать это уже в первом сезоне. Не хочу хвалиться, но в Высшей Лиге «А» за мою работу благодарили: забрасывали сообщениями клубную и личную почту, говорили о том, что ни одна из других пресс-служб так подробно не освещает события в лиге. Были высказывания о том, что наш уровень даже для Суперлиги очень приличный. Есть мастодонты, как казанский «Зенит» – у них самый сильный медиа-ресурс. У нас есть желание сделать хороший клубный телеканал, поменять немного сайт для повышения интереса у болельщиков. Задумок много, главное их воплотить. С выходом в Суперлигу мы получаем больше возможностей и больше внимания, больше поводов разнообразить свой продукт и контент, чтобы быть интересным любому слою болельщиков. Я, например, восхищаюсь работой Марии Левинской в ХК «Сибирь» – человек всю себя отдает работе и клубу, и получается невероятный контент! Если доберусь до ее уровня, скажу себе «молодец!».

– Осталось лишь пожелать, чтобы наш контент был наполнен хорошими новостями.

– Любую новость можно подать под правильным соусом. Материал должен быть красивым, эстетичным и вкусным. Я очень люблю слово «вкусный» – любой медиа-продукт, выходящий из клуба, должен быть таким! Если ты делаешь фотографию, то недостаточно сфотографировать просто спину спортсмена на тренировке и закинуть ее в инстаграм – мол, пусть все лайкают. Эту спину нужно подать так, чтобы все сказали «Вау! Вот это кадр!».

– Ну и ключевой вопрос: все-таки каково тебе самому давать интервью?

– Да это здорово на самом деле, я же люблю поболтать. Нет, я очень люблю поболтать! (смеется). Сначала немного настороженно себя чувствовал, а теперь понимаю, что понравилось. Желаю никому не стесняться давать интервью, но думать, о чем ты говоришь.

Пресс-служба ВК «Динамо-ЛО»
(О.Быченкова)

© 2013–2017, Ассоциация «ВК Динамо-ЛО».
Все права защищены.