Титульный спонсор
Новости клуба
15 ноября 2016

И.ТИСЕВИЧ: «НАМ ПО СИЛАМ ПОДНЯТЬСЯ ВЫШЕ 13-Й СТРОЧКИ – ЭТО НЕ НАШЕ МЕСТО»


Сегодня мы расскажем вам еще одну интереснейшую историю – историю Игоря Тисевича. Об игре, амплуа и новизне ощущений после смены команды в интервью со связующим «Динамо-ЛО».

– Насколько я знаю, у тебя опыт игры в Суперлиге имеется. Можно ли говорить о том, что предстартовое волнение в этом сезоне тебя миновало?

– Нет, волнение, несомненно, было, потому что «Динамо-ЛО» – моя новая команда, я играю здесь первый сезон и какое-то время на привыкание и поиск взаимосвязей необходим. Отсюда небольшой мандраж. Последний раз я играл в Суперлиге два сезона назад, потом два года в Высшей Лиге «А», причем основным связующим не являлся, но часто выходил на площадку. Поэтому в начале этого сезона волновался, было дело.

– Говорят, что связующий должен думать на площадке больше всех. Согласишься или опровергнешь это?

– Все мы, игроки любого амплуа, на площадке думаем. Волейбол – это игра, в которой нужно постоянно заставлять голову работать, но, скорее, соглашусь с утверждением. Связующему игроку необходимо одновременно учитывать много факторов и принимать единственно верное решение, как говорит наш тренер. Ты должен за долю секунды принять во внимание и состояние того или иного нападающего, учесть пожелания тренера в данной ситуации, плюс предугадать возможные действия соперника, его слабые и сильные стороны – обо всем этом нужно думать в тот момент, когда выполняешь передачу.

– Есть связующие, выполняющие установки, а есть «фантазиста» – творцы на площадке. К какому виду отнесешь себя?

– Если взять «Динамо-ЛО» за пример, то не могу сказать, что тренер сильно сдерживает меня в решениях. Но, в какие-то определенные моменты просит придерживаться установки. Думаю, грамотное совмещение – лучший вариант. Конечно, такие парни как Сергей Гранкин или Вадим Хамутцких, с которым мне посчастливилось работать в Ярославле – люди, имеющие полное право творить на площадке и решать задачи так, как посчитают нужным, лишь бы команда побеждала. Там, в основном, идут лишь эпизодические подсказки, или в какой-то совсем уж сложный момент им даются установки. Мне же пока нужны подсказки, хотя иногда хочется от себя что-то добавить, пофантазировать, взять игру на себя.

– После игры, когда все послематчевые процедуры уже выполнены, а ты лежишь дома на диване и отдыхаешь, часто перебираешь в голове моменты поединка?

– Да, часто, и не только моменты игры, но даже отдельные эпизоды тренировок. Стыковые моменты, концовки. Все время стараюсь записать себе в голове: так, вот здесь нужно было сделать по-другому. Стараюсь запомнить и в следующий раз не повторить ошибку. Также стараюсь «записать» на подкорку хорошие ситуации, которые у меня получаются, и потом снова «проворачивать» их в игре.

– Работа над ошибками получается?

– Конечно. Стараюсь, но не могу сказать, что исправляю все разом и больше не ошибусь ни за что в этой же ситуации. Но я работаю над тем, чтобы их было все меньше и меньше.

– То есть можно сказать, что волейбол у тебя в голове постоянно?

– (смеется) Получается, что так. Хотя стараюсь в выходной день отключиться немного, и провожу почти все свободное время вместе со своей девушкой Машей. А она у меня тоже профессиональная волейболистка, поэтому игры в нашей жизни очень много. И, когда случаются дни, свободные от игр и тренировок, стараемся много гулять – благо в Санкт-Петербурге это можно делать где угодно. А иногда хочется, как ты говоришь, просто полежать на диване.

– Обсуждаете ли вы с Машей игры?

– Не без этого, хотя стараемся как-то отвлечься. У нас и так нечасто совпадают выходные дни и общего свободного времени не так много.

– Почти в каждом интервью волейболисты, в особенности либеро и связующие, рассказывают мне, как любили нападать, забивать… а пасовать и защищаться не хотел почти никто. А когда ты понял, что пасовать – это круто?

– Пасовать – это круто, отлично сказано, согласен (улыбается). Сразу это понял, потому что когда я пришел на волейбол впервые, меня тут же поставили пасовать. Нападающим не был никогда, и, в общем-то, этого кайфа в атаке не испытывал. Если честно, даже и не хочу испытывать, я очень много адреналина получаю от выполнения передач.

– А как ты пришел в волейбол? Твои родители имели отношение к спорту?

– Нет, мои родители обычные рабочие, и к спорту ровным счетом никакого отношения не имели. Попал традиционно – был одним из самых высоких мальчиков в классе. А мой учитель физкультуры был линейным судьей на матчах украинской Суперлиги. Тогда уровень украинского чемпионата был хорошим, а у нас в Мариуполе была команда, которая участвовала в еврокубках. Сначала она называлась «Маркохим», потом «Азовсталь» – там начинали, например, Макс Пантелеймоненко, Сергей Тютлин, Ян Ерещенко… Школа давала игроков, скажем так.

– И ты начал заниматься именно в этом клубе?

– Начиная с детской школы – она не считалась принадлежащей клубу, считалась городской СДЮШОР, потом Первая лига, «Вышка» и Суперлига. Я дошел до Первой лиги, а потом пришлось уехать.

– Почему пришлось?

– Команда развалилась – генеральный спонсор прекратил финансово поддерживать клуб, и его не стало. Пришлось искать варианты, и мы с Лешей Плужниковым отправились в Россию.

– Вы прямо вот с тех давних пор дружите?

– Да. Он приехал из Полтавы в Мариуполь, мы как-то сразу начали общаться, дружить – лет 12-13 в общей сложности. Ну и в Россию поехали тоже вместе. Предложения были и на Украине, но моя тренер Виктория Ивановна Рощупкина сказала, что есть смысл попробовать за границу, где уровень волейбола посерьезней.

– Сколько лет тебе было на момент принятия решения об отъезде?

– Шестнадцать.

– Как родители отнеслись?

– Ну… мама плохо отнеслась. Я единственный ребенок в семье, и ей совсем не хотелось меня отпускать далеко от себя, да еще и в другую страну. Но я настаивал, говорил: «Чем здесь заниматься? Я ничего больше не хочу делать, хочу играть». Папа меня поддержал, на том и решили. Поехали в Белгород на просмотр с Плужниковым – с нами еще Стас Маслиев был. В итоге он один там и остался, а мы отправились в Ярославль к Сергею Константиновичу Шляпникову. Там в тот год базировалась сборная России 1991 года рождения, так что нам повезло.

– Вы же приехали сначала на просмотр?

– Да, приехали всего на два дня в первый раз. Утренняя тренировка была без Сергея Константиновича, на вечернюю – игровую – он пришел. Мы потренировались, он на нас посмотрел и сказал: «Приезжайте».

– И ты прошел всю систему подготовки ярославского волейбола. Это в общей сложности девять лет. Что самое яркое было?

– Восемь с половиной, если быть точным. Самое яркое впечатление – чемпионат мира среди молодежи, который проходил в Бразилии в Рио-де-Жанейро.

– Это вам определенно повезло, что не в Мексику, Филиппины или какую-нибудь Индию, где особенно любят чемпионаты юниоров проводить.

– Точно (смеется). У нас были тяжелые сборы в Анапе, потом мы летали в Болгарию на товарищеские матчи, потом в Марокко – очень долго были в Марокко, тоже играли с местной сборной спарринги.

– В пустыню сходили, на верблюдах покатались?

– Нет, не сходили, только к океану ездили, в Касабланке жили. В основном, мы тренировались, хотя там даже пока в автобусе едешь, в окно смотришь – уже интересно. Из Марокко полетели в Аргентину, там уже привыкали ко времени, к южноамериканскому климату, оттуда переехали в Бразилию. Перед самым началом первенства сыграли еще пару товарищеских матчей, кажется, с Японией. В общем, готовились основательно. Все лето – полностью, отпуска не было, за исключением выходных после тренировочных циклов.

– С кем пришлось столкнуться на чемпионате мира в качестве соперников?

– За сербов играли Атанасьевич, Йовович, Урош Ковачевич, Лисинац – это все 1991 год рождения. У бразильцев был Лукарелли, в сборной Болгарии – Пенчев. Больше, наверное, и не вспомню.

– Напомни, с кем играли финал?

– Играли с Аргентиной – очень напряженный матч, мы его выиграли со счетом 3:2, там до последнего мяча рубка была. Основным связующим нашей сборной был Дима Ковалев, а я выходил на замену.

– У тебя всегда была такая мощная подача, которую ты сейчас демонстрируешь?

– Да, всегда стараюсь усложнять – тренера доверяют, разрешают подавать силовую. На планер перехожу редко.

– Что происходит с подачей у «Динамо-ЛО»? И вообще, не слишком ли много разговоров вокруг нее, может быть, и это мешает?

– Может быть. Мне кажется, мы в каждом матче слишком сильно хотим удивить, выиграть каждый мяч. У нас же большинство ребят подает силовую и, естественно, хотят выиграть – это плюс, и этим надо пользоваться. Я думаю, что мы все равно найдем свою игру – не бывает настолько черной полоса. Сейчас, наверное, нужно дать немного времени и все получится. Мы работаем, и работаем действительно много.

– Ты сказал о черной полосе. Нет ли каких-то упаднических настроений по поводу затянувшейся безвыигрышной серии? Или, наоборот, разговоров вроде: «Ну, они такие сильные, как ты их победишь?»

– Вот последнего точно нет – мы не смотрим на то, что к нам едет московское «Динамо» или «Локомотив», например. Дружно «лезем» на каждого соперника и стараемся обыграть каждого. Но… пока не получается. Быть может, недостаток опыта, но мы правда, стараемся.

– После матча идет обсуждение моментов, которые не получились? Без тренера, а именно между игроками?

– Конечно, очень много обсуждаем определенные эпизоды, для себя стараемся уточнить какие-то моменты. Подбодрить, поддержать

– В тот момент, когда ты рос и собирался стать большим связующим, на кого из игроков твоего амплуа тебе хотелось бы быть похожим?

– Самое большое впечатление на меня произвел Рикардо. Когда был еще маленький, нашей спортшколой ездили из Мариуполя в Харьков смотреть на игру харьковского «Локомотива» с итальянской «Моденой» в Кубке ЕКВ. И вот Рикардо тогда как раз в «Модене» играл, в диагонали у них Андреа Сарторетти был, в доигровке – молодой еще Мурило. Приличная банда, и матч вышел на загляденье, одно из самых ярких воспоминаний детства. А когда приехал в Ярославль, там, конечно, запомнился Вадим Хамутцких – есть чему поучиться у этого человека. Ему уже сорок лет было к тому моменту, а когда ты видел, как он летел за каждым мячом, разбивался, но доставал – понимал: «Вот как нужно играть, вот как любить игру можно!». Помимо игровых качеств, он был вожаком стаи – в раздевалке лидер, его слушал каждый. Если он говорил что-то, значит, так и должно быть.

– В своих более ранних интервью ты как об одном из глубоко уважаемых тобой связующих говорил о Денисе Гаркушенко.

– Да, это так. Плюс Денис тоже был невысоким связующим.

– Ты себя считаешь невысоким?

– Ну конечно, 193 сантиметра роста – это немного. В основном-то все от двух метров и выше.

– Это как российский стандарт.

– Ну да, такой российский волейбольный стереотип

– Давай-ка я спрошу тебя про фаворитов чемпионата? Про «Зенит» говорить не будем.

– Мне кажется, выстрелит «Динамо», отлично смотрится «Локомотив». «Белогорье» и «ФАКЕЛ» тоже впечатляют, но пока отдам предпочтение более опытным коллективам. По силам, мне кажется, все четыре команды равны.

– Европейский волейбол смотришь?

– Не всегда. Еврокубки смотрю, особенно когда российские клубы играют. Переживаю за наши команды – многих знаю лично, так что болею так, по-дружески. Ну и поучиться, конечно, всегда есть чему. Европейские связующие отличаются от наших, потому и интересно.

– Быстрый волейбол, который нелегко приживается в России, тебе близок?

– Да, близок. «Динамо-ЛО» играет в быстрый волейбол, и я стараюсь, пытаюсь вписаться в эту картинку.

– Получается?

– Постепенно. На Мемориале Платонова, скажем откровенно, у меня не очень получалось, а если совсем быть честным, вообще мало что получилось. Первый раз за долгое время сменил клуб, новые партнеры, тренер, иная среда. Но дальше – больше. Работаем, стараемся. Потом победа в первом туре Суперлиги была, значит, не так уж плохо сыграл (улыбается).

– А ты знал, что «Енисей» – довольно принципиальный соперник для «Динамо-ЛО»?

– Конечно, знал, я же сам играл в Высшей Лиге «А», и матчи между Красноярском и Сосновым Бором «драками» называли. Да и парни уже здесь говорили: «Надо, надо!» (смеется).

– Помимо волейбола еще какие-то виды спорта?

– Футбол мне нравится (улыбается). Теперь, наверное, за «Зенит» буду болеть. Ну таких прямо конкретных предпочтений нет, хотя поболеть за донецкий «Шахтер» могу, стараюсь за этой командой смотреть. Слежу за английской Премьер Лигой.

– С детства за «Лестер»?

– Честно, про «Лестер» только в этом сезоне услышал (смеется).

– Напоследок, самый серьезный вопрос: перед командой стоит задача выхода в плей-офф. По прошествии нескольких туров и затянувшейся безвыигрышной серии команды, можешь ли ты сказать, что задача выполнима?

– Опасения, конечно, есть. Каждый из нас, игроков, читает статьи в интернете, смотрит таблицу, видит отзывы – настороженность присутствует. Но это больше как побуждение к действию, мотивация. Ну, это не наше место, я считаю, что мы должны быть выше 13-го места и в наших силах подняться. Нам по силам выйти в плей-офф, у нас все есть – состав, тренер, условия.

Пресс-служба ВК «Динамо-ЛО»
(О.Быченкова)

© 2013–2017, Ассоциация «ВК Динамо-ЛО».
Все права защищены.