Титульный спонсор
Новости клуба
9 декабря 2016

А.ПЕТРОВ: «МНЕ ВЕЗЕТ НА ХОРОШИХ ЛЮДЕЙ»


Доигровщик «Динамо-ЛО» Александр Петров – один из самых позитивно настроенных и не унывающих людей в команде. Разговор тоже вышел весьма позитивным – убедитесь сами.

– Ты родился в республике Хакасия, в селе Ташеба. Всегда интересно, как в профессиональный спорт попадают ребята из мест, которые сложно даже на карте найти.

– Это железнодорожная станция, а рядом с ней небольшое село. Красноярский край и Хакасия граничат друг с другом, и моя мама, в общем-то, была жителем Красноярского края, просто получилось так, что рожать ей пришлось в Хакасии. А ближайший роддом был как раз там, поэтому в паспорте так и написано. А вообще детство прожил в городе Минусинске Красноярского края.

– Сибирское детство было суровым?

– Да отличным! Шарф на все лицо до глаз, валенки, шапка ушанка с завязками под подбородок, и гулять на весь вечер в -40. Отличное детство, я считаю.

– Слушай, а почему не хоккей в -40?

– Спорта как такового в Минусинске не было. Какая-то футбольная команда вроде существовала… Но хоккея точно не было, заниматься, по сути, было нечем. Когда повзрослел и начал расти, уже стали предлагать варианты. С 9 лет пошел заниматься баскетболом, видно было, что буду высоким.

– На последней парте сидел?

– Все школьные годы вообще.

– Мне почему-то кажется, что ты был хулиганом.

– Тебе не кажется. Хотя нет, я не был хулиганом, но вел себя в школе очень плохо. Могу признаться: первые годы мою маму вызывали в школу каждую неделю, она туда как на работу ходила. А когда начал заниматься спортом, не баскетболом – им я занимался на любительском уровне – там пошла дисциплина.

– А чем ты занимался помимо баскетбола?

– Я потом в борьбу пошел. Полгода занимался греко-римской, потом стал «вольником». Получалось вроде бы неплохо, даже перевели в группу, где тренировались старшие ребята, и места призовые занимал. Потом учитель физкультуры набирал секцию волейбола и сказал: «Давай-ка, приходи к нам». Я пришел. Помню, как тренер по борьбе обижался на меня, все говорил: «Вот какой ты плохой мальчик, поменял мужской вид спорта на волейбол».

– Тренер по борьбе не считал волейбол мужским видом спорта?

– Видимо, не считал, или просто я его сильно разочаровал. Но мне сразу очень сильно понравилось на волейболе. Стал гораздо серьезнее относиться к школе, мама вздохнула спокойнее – а то три школы поменять пришлось.

– Что ты творил?

– Да ничего особенного, в основном спорил с учителями, до криков и ругани. Отстаивал свою точку зрения, которую считал правильной. Хотя она, конечно, была неправильной. Ну, плюс все обычные хулиганства – из трубочек плевался, бумажками кидался, взрывал коробочки с соком, срывал уроки… Но меня не выгоняли из школ, просто переезжали, поэтому и менять их приходилось.

– Я думала, может, ты кабинет химии взрывал…

– Разочаровалась во мне? (смеется) Нет, к тому времени как мы начали изучать химию, я уже успокоился. И оценки стали лучше, и я стал более осознанно делать все, в том числе и домашнее задание.

– Кто поставил на путь истинный?

– Ольга Павловна Кучерюк – мой первый тренер, но в волейбол меня позвал мой учитель физкультуры. Раньше как было?! Что умеет физрук, тем и будут заниматься его ученики. Умеет играть в баскетбол, все мяч в корзину кидают, умеет в волейбол – все играют в волейбол, и так далее. Набрал нас, высоких, и все. А потом появилась Ольга Павловна, выбрала двоих, но пошел я один.

– А в Минусинске есть известные спортсмены?

– Александр Меньков, чемпион мира в тройном прыжке. Еще у нас есть неплохая школа бокса в городе, а больше не слышал ни о чем.

– Когда ты понял, что волейбол тебе нравится, занимался им, ты начал смотреть, может быть, какие-то соревнования по телевидению?

– Нет, у нас там ничего не показывали, всегда только футбол. Ну, чемпионаты по легкой атлетике. Когда я уже в Красноярске занимался, мы ходили смотреть на «Дорожник», выступавший тогда в лигах «Б» и «А». Я ходил на них смотреть с выпученными глазами, для меня это был космос! Раз в две недели видел этот космос.

– Там и Вова Хильченко тогда играл…

– Ахах, я тогда об этом не подозревал (смеется). Были тренировки, мы ходили смотреть на «Дорожник», но росли и не подозревали о Тетюхине, Рикардо и так далее.

– Когда подписал первый контракт?

– Семнадцать мне было. Тогда мне уже казалось, что раз уж предложили контракт, значит, я интересен. Значит, что-то умею, и двигаюсь в правильном направлении.

– А какие-то альтернативные пути? Вообще всегда интересно, думают ли юные спортсмены о чем-то, что может помешать, об иных дорогах в жизни?

– На самом деле я сейчас только стал этой мыслью задаваться. А если бы вот так, а если этак?! А почему люди поступают так, а не иначе?! Был момент у меня в жизни: играл в «Енисее», а поехал в Екатеринбург, в «Локомотив-Изумруд» – там все стояло на карте. Знал, что еду в один конец, а получится или не получится, не знал. Понимал, что у меня есть шанс, и я должен его использовать, обратно возвращаться ни с чем не мог себе позволить – ушел, значит, ушел. Люди не поймут. Не мог вернуться. И мыслей у меня не было, что будет, если не получится, если не произведу впечатление. «Надо сделать!» – и все.

– Слушай, есть такая поговорка в волейболе: кто играл в «Изумруде», тот в цирке не смеется.

– (улыбается) Это, наверное, из-за очень серьезной, жесткой школы. Там вся система построена на жестких, тяжелых тренировках, трудных сборах. Мы не смеялись никогда на тренировках. Психологически и физически нам всегда приходилось терпеть – в такие моменты никто смеяться не захочет. Так что, поговорка вполне справедлива.

– Что за история про «Уралмаш»?

– Да это парни шутят (улыбается). База тренировочная у нас была на «Уралмаше», но ничего криминального и страшного не случалось. Никто не нападал, «отжать» телефон не пытался (смеется).

– Конечно, кто в здравом уме к двухметровому лбу подойдет.

– Да ну. Алкашей много было, да, они слонялись там постоянно. Но их, в общем, везде хватает. Говорят, если в самую глубь района зайти, там можно попасть, но мы туда особо не стремились. После двух тренировок в день в «Изумруде» гулять не хотелось – мечтали доползти до кровати и до утра уснуть, силы восстановить.

– Ты сразу встал в доигровку?

– В Екатеринбург я ехал диагональным, в «Енисее» был им. Прыгал высоко, бил сильно. А на второй тренировке в «Изумруде» старший тренер Иванов Павел Николаевич сказал: «Нет, брат, ты доигровщик. Иди, принимай».

– А ты умел принимать или пришлось учиться?

– Ну, так… пробовал. Вроде получалось. И начали ставить в доигровку. Но мне хотелось вернуться в диагональ, сил было много, нападать хотелось чаще, и очков больше приносить. Подошел к Валерию Алферову, попросил отыграть сезон в диагонали, это было уже после моей поездки в «Югру-Самотлор» в 2010 году.

– Как случилась эта поездка?

– Пять лет я провел в Екатеринбурге, и так это было… вроде и с первой командой, вроде и со второй. Где-то между. Какое-то «принеси-подай». Играть хотелось безумно: во второй команде, понятно, на первых ролях, но хотелось в основе первой быть. Бегать туда-сюда надоело, ждать шанс тоже. Позвонили из Нижневартовска, сказали, что рассчитывают, и я поехал. Немного поругались с Алферовым, но решил уехать. Сыграл там сезон, и вернулся в «Изумруд» уже в Суперлигу. И вот тогда он меня поставил диагональным, хотя и вторым. Основным был Максим Терешин, но и мне пришлось поиграть достаточно. А под конец сезона он снова поставил меня в доигровку и с концами. В другие клубы я ходил уже доигровщиком.

– Смирился?

– Да, смирился. С удовольствием поиграл бы диагональным, но мне уже и в доигровке нравится (смеется). Привык, и прием чувствую, а уйдешь в диагональ, перестанешь принимать – неделя-две и все, чувство мяча теряешь. Его постоянно нужно тренировать. Хватит уже, надоело бегать.

– Кто-то говорит, что с умением принимать нужно родиться, а кто-то уверен, что прием можно наработать.

– Элемент очень сложный, над ним нужно постоянно работать – родился ты с этим умением или нет. Через количество можно наработать качество. Через работу, через правильные упражнения. Так что, я на стороне вторых.

– Постоянно разговариваю с вами, игроками разных амплуа, и почти каждый утверждает, что его элемент – самый сложный. Блокирующий говорит, что блок очень сложен, связующий ратует за передачи, и так далее. Доигровщики – универсальные парни, которые на площадке делают все. Что же самое сложное?

– Ой, ну я не скажу, что прием. Да, тут постоянно нужно концентрацию держать. Я назову то, что у меня хромает именно сейчас – подача. Доигровщик должен подавать. У меня сейчас сложно с подачей.

– Подача – это психология.

– Это правда. Попробую объяснить то, что, как мне кажется, происходит со мной. Я поменял много клубов, много тренеров, и у каждого специалиста было свое видение моей подачи. Редко какой наставник не пытался что-то сделать с подачей, внести какие-то корректировки, и в итоге я не только новой не приобрел, но и ту, которая была, потерял. В итоге скатываешься на упрощение, и найти ее, ту самую, пока не получается.

– Когда выходишь на подачу, ты о чем думаешь?

– Об установке, которую нам давали. Кого-то из принимающих нужно «дернуть» вправо, кого-то к боковой линии прижать, и так далее. Думаю об этом, стараюсь оценить ситуацию и исполнить. Мыслей «подам-не подам» не бывает.

– Мне всегда интересно, о чем думает игрок во время матча или перед началом. Ты о чем думаешь перед встречей?

– За два-три дня до я стараюсь вообще не задумываться о предстоящем матче. Иначе настолько себя загонишь, что, когда раздастся стартовый свисток, и уже играть пора, а ты «ой-ей-ей, это ж «Зенит»! Абстрагируюсь от этого, и только на разборах и установках включаю голову.

– А ты суеверный, кстати?

– Да как все спортсмены. Но ритуалов и примет нет никаких. Вообще я живу по принципу «если веришь, то обязательно именно это и случится». Вот и стараюсь не думать об этом.

– Почему нам так сложно?

– Вот ты резко повернула. Усыпила и повернула (смеется). Здесь и тренеры-максималисты, и результат хотят всегда оптимальный – не выиграть, так показать хороший волейбол, и начало у нас было удачным. Вот Суперлигу все смотрят, а нам так хотелось всем показать, что мы тоже круто в волейбол играть умеем – сильно бьем, высоко прыгаем. А тут так не получается. Тут нужно больше холодной головы, а мы бежим куда-то, спешим. Отсюда все ошибки, о которых так много говорят. У нас кругом нервы, излишки нервов. Мне кажется, пройдет какая-то часть чемпионата, мы успокоимся, вкатимся, и все будет хорошо. Да, всех обыграть в Суперлиге у нас в этом сезоне не получится, но очки будем набирать, и побеждать тоже будем. Надо перетерпеть, осознать, поковыряться в себе, успокоиться и идти вперед.

– Ты сам начинаешь успокаиваться?

– Да я вообще спокоен (смеется). Ну, ладно-ладно, честно, нервничал очень поначалу. Сейчас успокоился, не пытаюсь сломя голову бежать по принципу «все приму, все подам». Начинаю действовать осознанно, согласно установке, держаться тактики.

– Со стороны все отмечают, что команда выглядит на самом деле очень спокойно. Это все внутри так кипит и клокочет?

– Ой, это ошибочное мнение. Да и, знаешь, какой смысл орать и показывать эмоции, когда тебя бьют? Спокойствия нет вообще, после игр сидят в себе ковыряются. Уже после выходного, через день после матча приходим на тренировку, смотрим друг на друга – а все равно в думках, никто не выбросил и не забыл поражение.

– Может, это и мешает?

– А как не думать?!

– Как расслабляется Саша Петров?

– Воду я люблю! Ну, в большом городе единственный выход – аквапарки. Раз в месяц точно выбираюсь, а чаще и не получается. Одно время хотел прыгнуть с парашютом, когда в «Изумруде» играл, но мне сказали, что я по размерам не подойду (смеется). Жаль, попробовать хотелось. Ну а так, как все – люблю ходить в кино, ни одной премьеры стараюсь не пропустить. Читаю много. Сейчас читаю книгу о нефти, называется «Добыча» Даниэла Ергина.

– Друзей у тебя много в волейболе?

– Да хватает, с екатеринбургскими очень хорошо общаемся, постоянно поддерживаем связь. Сплотил нас «Изумруд». Но не могу сказать, что друзей в волейболе прямо много. Вне волейбола их больше. Вообще, у меня на самом деле много людей, которым можно довериться. Люди, которые не подведут меня, и которых никогда не подведу я. Мне везет на хороших людей, я счастлив этому.

Пресс-служба ВК «Динамо-ЛО»
(О.Быченкова)

© 2013–2017, Ассоциация «ВК Динамо-ЛО».
Все права защищены.