Титульный спонсор
Новости клуба
6 марта 2019

ВЕСЕЛЫЕ ИСТОРИИ ВЛАДИМИРА ШИШКИНА


Интервью с Владимиром Шишкиным под лозунгом «А вот еще случай был!». Это история о том, как наш либеро мастерски травил байки – вашему вниманию.

- После шести лет работы в Новом Уренгое и жизни на несколько городов сразу, что тебя больше всего удивило на новом месте?

- Давай я тебе расскажу историю, как я ехал на первый домашний матч «Динамо-ЛО». В «ФАКЕЛе» у нас это называлось «выезд». В «ФАКЕЛе» у нас все было «выездом» - и «домашки», и гостевые игры. А здесь, значит, я сажусь в машину, кидаю на заднее сиденье сумку с вещами. Смотрю на часы и думаю: «Так, во сколько у меня самолет?» Понимаю, что до матча 2,5 часа и я выезжаю. Игра скоро. Как игра скоро? А самолет? А куда я выезжаю? Я выезжаю на игру! На машине. Зачем? А аэропорт? Лететь никуда не надо? А, никуда ж не надо лететь. Короче (смеется), за шесть лет в «ФАКЕЛе» выработался такой… условный рефлекс: чтобы попасть на любую игру, сначала на нее нужно прилететь. А из дома приехать – это раз в год, когда с московским «Динамо» играли. Ну и я приезжаю в Платонова, захожу в раздевалку и все равно до конца не осознаю. Ого, игра! Домашняя! Прям там, где мы тренируемся! От Комендантского до Крестовского всего-то минут 20 езды, а не 4 часа на самолете. На второй игре было примерно то же, а потом уже привык. А, еще после игры было такое же странное ощущение. Комон, час назад игра закончилась, душ принял, до дома доехал и уже с женой и детьми ужинаю. Ну, с ума сойти! (хохочет). Сказочное событие!

- За неполный сезон в клубе ты успел полюбиться болельщикам «Динамо-ЛО» не только своими суперсэйвами в защите, но и своим веселым нравом. Вас в либеро по характеру отбирают? Навскидку могу вспомнить только пару либеро, которые редко улыбаются.

- Мы стараемся нести позитив. Мы, конечно, не совсем публичные люди, но на нас (я сейчас не про либеро, а в целом) приходят посмотреть люди. И ходить с кислыми минами, я считаю, не очень правильно. Это твоя работа, жизнь, это то, что тебе нравится – ты занимаешься любимым делом, зачем делать вид, что ты на заводе вытачиваешь детали? Это неправильно. Хотя это моя личная позиция – нет грустным лицам! Если говорить о позиции либеро…. Смотри, мы делаем меньше всего на площадке. Либеро не подает, не атакует, не блокирует. Мы принимаем, защищаемся и иногда делаем передачу, когда связке приходится доводить. Еще мы занимаемся вопросами коммуникации на задней линии: кому-то что-то постоянно подсказываешь. Ищешь себе дополнительную работу, скажем так, которая может быть полезной для команды, но обывателю не видна. А коммуницироваться нужно активно и позитивно (улыбается). Может быть, не улыбаются суровые брутальные типы. Или просто старые, и им невесело. Надеюсь, мне всегда будет весело, ну и морщин поменьше, когда лоб не хмуришь.

- Кстати о морщинах. Это правда, что тебе до сих пор не продают алкоголь в магазинах?

- Оооо, мы сейчас договоримся. Женщина, вы для какой газеты интервью записываете? «Красное и Белое»? (смеется). Ладно, я еще одну историю расскажу. Года два назад ко мне приезжал дедушка летом в гости, и ему очень сильно хотелось пивка. Я пошел в магазин и не взял с собой паспорт. И мне сказали: «Мальчик, а вы куда пиво берете? Где ваш паспорт? Вот когда покажете паспорт, тогда и будете пиво брать, идите и не задерживайте очередь». Понимаю, что дед без пива домой не пустит, и пулей за документиками, приношу. Кассир смотрит в паспорт, там мне, ясное дело, 27 лет, она мне делает комплимент, мол, вы таким юным выглядите, я сначала таю, потом забираю пиво и ухожу (смеется). Жене рассказываю, она смеется, ей приятно, что у нее муж так молодо выглядит. В общем, да, это правда. Не продают.

- Люди спрашивают, что с тобой случилось и когда ты вернешься на площадку.

- Я надеюсь, что в самое ближайшее время я вернусь. Ситуация такая: мы играли в Уфе, Родион Мискевич атаковал с задней линии, я в защите выставил руку – мяч в нее попал, и кисть, прооперированная когда-то давно, пошла на излом. Она начала болеть, мы сделали МРТ, которое, к счастью, не показало особенного криминала. У меня есть там небольшая киста и спайки, которые от сильного ушиба воспалились. Нужен курс процедур и все будет хорошо. Но, в общем, это прекрасно, что сейчас все решается достаточно быстро. Потому что когда мне было 19 лет, я порвал себе связки, а узнал об этом только через полгода, когда все-таки сообразили, что нужно сделать обследование.

- Много лет ты был основным либеро, сейчас смотришь на игру из квадрата запасных. Каково это, вновь испытывать ощущения молодости? Хлопать в ладоши и подбадривать парней голосом. Кстати, голос у тебя нереально громкий.

- Голос командный, да. Либеро любят покомандовать и поорать – это правда. «ПОДАЙ!» (басом). Когда ты не играешь, а потом возвращаешься – это тяжело. Когда ты играешь постоянно, у тебя появляется уверенность, ты постоянно в обойме и ты… молодец. Но иногда эта уверенность переходит в эээ… самоуверенность. Вот ты знаешь, что молодец, тебя не меняют и тому подобное. Но провалы у всех случаются, даже если ты безусловный молодец. И в этом плане постоять на замене и подумать о жизни, взглянуть на игру – очень полезно. Полезно посмотреть на команду, увидеть общую картину, чем-то помочь основным. Но сидеть на замене, когда ты постоянно играл, очень некомфортно и чревато потерей уверенности в себе. Поэтому я жду, когда рука придет в норму.

- Все равно же нужно будет время, чтобы вернуть эту уверенность, о которой ты говоришь?

- Да. Я даже больше скажу. Вот если ты, например, доигровщик. Ты можешь плохо принимать, плохо блокировать. Но ты шикарно в этом матче подаешь и замечательно атакуешь – и, в принципе, ты молодец, потому что сыграл-то, в целом, полезно. А вот у либеро такого разнообразия действий нет. Если он будет плохо принимать, но хорошо защищаться – этого будет мало. Если наоборот – тоже недостаточно. Либеро должен держать уровень, невзирая ни на что. В этом плане будет сложно, да. За эти два элемента – прием и защиту – либеро держат на площадке, за эти два элемента либеро платят деньги. Так что эти два элемента нужно делать хорошо.

- Биться об щиты больно?

- Ой, ну об деревянные нормально, но они же еще разные бывают. У нас в Академии волейбола Платонова из ДСП – о них биться милое дело (смеется). Хотя и в деревянный щит влететь можно так, что мало не покажется. В Уфе они явно с металлическим листом в середине. Тяжелые, заразы. А историю в Грозном помнишь, когда Денис Шипотько, ударился об эти LED-панели, играя в защите? Он чуть скальп с половины лба себе не снял тогда. О них можно конкретно повредиться, травмировать руку-ногу-голову. В общем, в начале партии можно успеть подумать, бежать ли за мячом и биться ли об щиты. Хотя все равно не думаешь и бежишь, конечно (улыбается).

- Ты хорошо играешь в защите ногами. Это случайно получается или здесь присутствует элемент шоу?

- Нет, специально я не играю точно. Кстати, в «Динамо-ЛО» ни разу не сыграл пока ногами в игре, а вот в «ФАКЕЛе» почему-то частенько случалось. Ногой ведь играешь только тогда, когда нижней конечностью сыграть проще, чем верхней.

- Ты всегда за шоу? Ты делаешь что-нибудь на площадке специально, чтобы обратить на себя внимание публики?

- Ой, ну, честно говоря, мне нравится отдавать эффектные передачи. Быстро в четвертую зону, например.

- Ты как-то пайп кому-то дал.

- Было-было. Я кайфую от этого. А еще мечтаю первому темпу паснуть. Но в игре такой возможности не предоставлялось. А вот если предоставится – будь уверена, я это сделаю. Даже Олег Владимирович нам часто говорит: «Если ты сделал что-то неординарное и нестандартное, и это получилось, ты молодец! Не получилось – пеняй на себя». Как говорится, пошел на авантюру – отвечай за нее.

- Насколько тяжело после шести лет игры за команду, которая чаще побеждала, играть в клубе, который пока решает несколько иные задачи?

- Ну, ключевое слово «пока», ведь так? Так сложилось, что я перешел в «Динамо-ЛО», и, действительно, когда я был игроком «ФАКЕЛа» мы только один раз за шесть лет играли в плей-аут, все остальное время боролись в плей-офф и участвовали в еврокубках. Конечно, побеждать, бороться за высокие места всегда приятно. Это греет душу (смеется). Но иногда жизнь складывается так, что выбирать не приходится, а действовать нужно, исходя из сложившейся ситуации. Нужно выполнять задачи. Надо было в плей-офф попасть. Не получилось. Теперь нужно в плей-аут забраться как можно выше. Да, побеждать действительно приятно, а проигрывать никто не любит. Но я не могу сказать, что я чувствую себя несчастным из-за того, что «Динамо-ЛО» пока чаще проигрывает. Хотя есть матчи, определенные моменты, которые врезаются в память. Проигранные матчи.

- Например?

- Ой, ну вот смотришь сейчас как «Зенит» обыгрывает одного соперника за другим и думаешь: а ведь мы могли оба раза их победить. Особенно во втором матче… Понимаешь, насколько мы были близки. У меня такого раньше ни разу не было, чтобы мы проиграли со счета 17:9. Вот честно, надолго запомню, если не навсегда. Сын мой, Петя, спрашивал уже раз пятьдесят: «Пап, ну кааааак? Как вы могли проиграть?» «Сыночек, смотри по телевизору, смотри как мы это сделали. Не спрашивай у папы!»… До сих пор не понимаю. Обидное поражение.

- Насколько быстро ты выбрасываешь из головы то, что у команды что-то не получилось, или у тебя лично? С годами к этому начинаешь относиться проще или нет?

- Смотря что за турнир, насколько важна игра была. Например, первый финал Кубка Вызова с «ФАКЕЛом», против итальянской «Вероны», когда мы дважды проиграли с одинаковым счетом 2:3. Это запоминается, это тяжело. Другое дело – обычный рядовой матч. Когда ты вышел, например, против Казани, проиграл чемпионам…

- Но ты молодец, да? Потому что игра была красивая…

- Красивая игра – это… «отмазка», оправдание. Ну, все равно какое-то соотношения класса и уровня команд все же есть, ты понимаешь. И, думаю, все это понимают. Но когда ты выходишь и чуть не проигрываешь, например, «Ярославичу», или проигрываешь «НОВЕ» - командам, которые должен обыграть, должен отбирать у них победы и очки, это уже прямо нехорошо. Нет такого, конечно, чтобы ты парился и не спал ночами неделю после поражения. Но некоторые матчи очень долго не выходят из головы.

- «Зенит» до сих пор сидит?

- Нет, из головы поражение уже, к счастью, ушло. Но я помню, как мы проиграли. Такой урок запоминается очень надолго – думаю, мы сделали правильные выводы и при таком счете больше не допустим тех ошибок. А еще бывает так, что у команды результат есть, а вот ты сам сыграл очень плохо. Здесь очень важно свою игру разобрать и понять, что ты сделал не так. Например, разбор перед матчем был один, и тренер сказал тебе сделать так и вот так. Одно дело, когда ты так и сделал, но все равно получилась какая-то фигня. Другое дело, когда ты решил… сымпровизировать, по-своему сделать. Так вообще не надо.

- Насколько, кстати, большой простор для импровизаций тренер оставляет для либеро? Понятно, что есть установки, разборы и так далее. Но ведь не всегда получается по схеме. Соперник же тоже старается удивлять и играть нестандартно.

- Тренеры, конечно, говорят. Ты можешь сыграть нестандартно, прочитать момент уже по ходу пьесы и встать совершенно другое место. Если это сработает, то ты молодец. Вдвойне красавчик и никаких претензий к тебе нет.

- А если нет – то дальше по сценарию.

- Именно так (смеется). На самом деле я тоже приверженец схемы, чтобы все шесть человек думали, как один. Чтобы не тройной блок, а просто большой одиночный блок.

***

- В твоей карьере был такой интересный момент, ты был в экзотической стране…

- В Индии, в 2009-м, на чемпионате мира среди молодежи. Мы там играли с Валей Безруковым, Артемом Вольвичем, Димой Щербининым, Лехой Обмочаевым. Было весело.

- Это был твой первый выезд за границу?

- Нет, я еще в Казахстане был, Беларуси…

- Ну расскажи про Индию.

- Так, еще одна история есть (смеется). Прилетаем мы в Мумбаи, выходим из самолета, понимаем, что влажность там 198%! Футболка моментально мокрая, и тебе сразу хочется снять ее, желательно вместе с кожей. Поражает и ужасает количество бедных людей, уровень жизни и огромный разрыв между бедными и богатыми. Плюс индийская кастовость: если ты родился нищим, то шансов чего-то добиться в жизни очень мало…

Так вот, история. Мы с Игорем Кобзарем поехали в магазин. Садимся в рикшу, это такой мотороллер с тентом, который едет со скоростью максимум 20 км/ч. Мы садимся, устраиваемся и я понимаю, что у этой рикши, господи прости, нет боковых зеркал. Водитель спокойно рулит и также неспешно всем телом налево да направо оборачивается, и почти не смотрит вперед. А ты же знаешь, да, что в Индии корова – священное животное?

- Вы что, встретили корову?

- Нет, мы врезались в корову, потому что она переходила дорогу. А это же преступление!

- Суд сразу же был?

- Ой, не знаю, что с тем парнем сделали… Магазин был уже рядом, мы вылезли быстренько, заплатили ему сколько-то рупий и почесали пешочком.

- А корова? Корова жива?

- Да я тебя умоляю, мы ехали 20 км/ч, она просто презрительно посмотрела на нас и дальше пошла, хвостом помахивая. Они там реально на каждом шагу. Ну так вот, пошли мы в магазин, закупились вкусняшками, выходим на улицу и встречаем ребенка, который смотрит на нас с Игорем глазами человека, который не ел неделю. Смотрит на конфеты, точнее, а не на нас.

- Ты поделился конфетами?

- Конечно, я же добрый парень с Сортировки. Он был счастлив, ну а мы дальше пошли. Проходим пять метров, слышим шум. Оборачиваемся, а за нами детей штук двадцать бежит. Я понимаю, что надо либо бежать, либо отдавать конфеты (смеется). Ну мы по-братски разделили с ними сладости в итоге, когда ускорение не помогло.

- Вова, а что турнир-то?

- Может не надо про это? Я же рассказал историю про корову! Так, ладно, он был, как любят говорить, неоднозначный. Мы проиграли Индии 2:3, не вышли в полуфинал и заняли пятое место. Это стыдненько. И вот, кстати, читала недавно статью на «Спорт-Бизнесе» про чемпионат Индии? Полез в Инстаграме смотреть что там и увидел чувака, против которого играл тогда в молодежке. Написал ему, он меня тоже помнит, и мы пообщались. Он подтвердил: да, волейбол поднимается, уровень хороший. Пойдешь в доигровку? (хохочет). В общем, смотри какой хороший вариант рисуется…

- Там же жарко, Вова. И коровы по дорогам разгуливают.

- Это да. Но не я же за рулем.

- А какие интересные истории из Тайваня у тебя есть, откуда ты привез серебро Всемирной студенческой Универсиады в 2017 году?

- Так, ну команда у нас была отличная. Хорошо знакомые всем тренер Ярослав Василенко, Антон Ботин, Леша Плужников, Саша Болдырев. Банда у нас такая была, правда, собрались мы за три дня до вылета в Тайбэй. Это была самая интересная история. Скомканно все было. На открытие мы не пошли, там какой-то шухер был, тайваньцы поругались с китайцами, открытие пытались сорвать и нам, от греха подальше, предложили не ходить. Организация же, кстати, была классная, разве что зал у нас был далековато от гостиницы. Но накладок по логистике не было ни разу.

Турнир был отличного уровня, с сильными сборными Аргентины, Ирана, Бразилии. Матч с аргентинцами тоже из разряда незабываемых – мы проигрывали 0:2, но смогли вернуться и победить. Это было круто.

Там всегда было очень много людей на трибунах, тысяч по семь. Я помню, мы приехали в зал, а предыдущий матч еще не закончился. Ну мы тоже сели куда-то там на трибунах, ждем. Играла сборная Японии и самое интересное происходило не на площадке, а «на бане» у японцев. Они стреляли воображаемыми стрелами из воображаемых луков, какие-то воображаемые звезды кидали, воображаемыми самурайскими мечами размахивали – и так после каждого выигранного партнерами очками. А азиаты же такие восторженные зрители – там столько восторгов было, визгу, крику, писку! В общем, волейбол никто не смотрел, все ждали, что японцы из квадрата сделают на этот раз (смеется).

- В финале вы проиграли иранцам.

- Мне кажется, если бы у нас была хотя бы двухнедельная подготовка перед началом турнира, мы бы одолели сборную Ирана в финале. Нам не хватило-то самой малости. Но ты знаешь, атмосфера студенческой деревни, постоянное общение людей – все это дорогого стоит. Я очень рад, что в моей жизни появился такой важный опыт. Спасибо Константину Анатольевичу Сиденко за оказанное доверие и приглашение в сборную.

- Напоследок традиционный вопрос: как волейбол появился в твоей жизни?

- Я пришел на урок физкультуры, а там заканчивался урок у предыдущего класса. Тренер Татьяна Владимировна Петрова набирала там девчонок, а позднее и команду парней как раз моего года. И заодно у нас спросила, мол, «Ребята, кто хочет тоже попробовать?» В итоге Татьяна Владимировна стала моим первым тренером В свои 10 лет я был достаточно высокий, как оказалось, и я сказал: «Ну хорошо, приду». Пришел и остался, получается (улыбается).

- А еще ты был гиперактивный, как я понимаю.

- Ну я всегда был гиперактивным, сейчас тоже (смеется). Да, я был высоким, гиперактивным, ходил смотреть как папа с мамой играют – они очень любили это дело. Ну вот так и начал заниматься. В общем, первый год занимались мы больше пионерболом, конечно, а потом уже по-серьезному все началось. Через какое-то время я уже ездил на чемпионат Уральского федерального округа и выступал на чемпионате России в составе команды Челябинской области.

- Почему челябинскую? Ты же из Екатеринбурга.

- По моему возрасту в Челябинске была самая сильная команда. Финал играли, как сейчас помню, с Москвой. Проиграли, второе место заняли…. Второе там, второе в еврокубке, на Универсиаде второе… Ну ладно, на молодежном чемпионате мира было вообще пятое, позорище.

- Зато история с коровой – бомба.

 - Понравилась, да? (смеется).

- Как ты, обычный парень с Сортировки, оказался в одной из легендарных команд страны – «Локомотиве-Изумруд»?

- В Екатеринбурге всегда была сильная школа, детский волейбол с финансированием от «Изумруда». Владимир Николаевич Бабакин возглавлял эту СДЮШОР – в ней мы сдавали нормативы, там отбирали людей в систему клуба и так далее. Либо тебя берут, либо ты идешь… ну, гулять по Сортировке и семечки щелкать. В общем, целый волейбольный институт, все курсы которого нужно было пройти.

В 16 лет меня взяли в команду Высшей лиги «Б», с которой я некоторое время тренировался. На следующий год меня взяли в главную команду «Локомотива-Изумруд». Они тогда вылетели в Высшую лигу «А» из Суперлиги и меня взяли вторым либеро под Анатолия Сосунова. Он уже потихоньку заканчивал, а меня на вырост взяли (смеется), но кинули под танки уже в начале сезона.

Мы поехали на выезд в Кемерово, «Кузбасс» тогда только появился. Их знаменитого зала еще не было, играли они при какой-то пожарной части. И у «Кузбасса», и у нас стояли одинаковые задачи – выйти в Суперлигу. И там Валерий Михайлович Алферов вдруг говорит мне: «Ты в старте».

- Что за чувства у тебя были в тот момент?

- Ну, я нервничал. Очень нервничал. Хотя хотелось проявить себя, показать, что я тоже что-то умею и воспользоваться своим шансом. Ты знаешь, ведь в то время, десять-одиннадцать лет назад, уровень Высшей лиги «А» очень сильно отличался от нынешнего. 5-6 команд рубились за выход в Суперлигу постоянно: Пермь, Краснодар, Кемерово, Екатеринбург, понятное дело, Оренбург, МГТУ. И это была прямо битва-битва! Клубы подписывали легионеров, у нас, например, играли два болгарина – Мартин Пенев и Христо Цветанов. А через сезон, кстати, когда мы снова вылетели в Лигу «А», к нам Тодор Алексиев, небезызвестный всем, приехал играть. То есть все команды хорошо комплектовались, уровень игры и зарплаты – был очень высоким. В свои 18 лет я с одной стороны понимал, что перед командой стоят серьезные задачи и очень хотел себя проявить. С другой, до конца я не мог это осознать все-таки… салага же был (смеется).

- Как ты сыграл?

- Честно, я не помню, как я сыграл. Кажется, вполне (улыбается). Ну, мы выиграли оба матча. Плохо помню, потому что в самом начале матча Миша Щербаков показал мне взрослый волейбол. Валерий Михайлович перед игрой говорит: «Выйди чуть-чуть поближе, от первого темпа». А я парень смелый, дай, думаю, выйду в три метра! У центрального «Кузбасса» Миши Щербакова удар очень хорошо поставленный и сильный и он попал мне прямо в лоб. И я такой: «Волейбольная взрослая жизнь начинается весело». Мне было очень больно, слезы из глаз, кажется, брызнули. И я сразу понял – уровень серьезный (смеется), и если это моя первая игра так началась, то что дальше-то будет? Как же до конца сезона дожить? Ну дожил как-то, медали вместе с «Изумрудом» как-то завоевал. Правда, не получил их, уехал в молодежную сборную, а там как-то все потом затерялось. Остался без медальки своей законной первой взрослой. Да чего таить, когда мы через год снова выиграли Высшую лига «А», медалей тоже не увидел.

- Как ты со своей большой дружной семьей освоился в Петербурге, чем занимаетесь в свободное время?

- Освоились отлично. Нашли хорошую квартиру в хорошем районе. Нашли замечательный садик – младшая доча, София, ходит в садик. Старший сын учится в лицее, также он занимается футболом три раза в неделю, участвует в соревнованиях. Нам в Петербурге очень нравится, здесь очень комфортно. Архитектура, строгость, дух города – все это нам по душе. Ездим по городу в свободное время, гуляем. Да, может быть это случается не так часто, как хотелось бы, но тем не менее. С моей женой Тоней выбираемся в театры, в музеи, выставки – в общем, всячески пытаемся разнообразить свой досуг. На футбол, хоккей тоже заглядываем (улыбается). После тяжелых игр и тренировок не всегда есть желание ходить куда-то, хочется побыть с любимой и детьми, в кругу семьи. Но Петербург шепчет (смеется), его обязательно нужно изучать и рассматривать. Правда, есть одно «но»: говорили, что здесь постоянно дождь. Нас обманули! Здесь постоянно снег! (смеется). Что это такое вообще, на дворе март месяц, а снега больше, чем в Красноярске.

Пресс-служба ВК «Динамо-ЛО»

© 2013–2019, Ассоциация «ВК Динамо-ЛО».
Все права защищены.