Титульный спонсор
Новости клуба
27 апреля 2019

МАКСИМ ШПИЛЁВ: «ПАПА ГОТОВИЛ МЕНЯ К КАРЬЕРЕ ХОККЕИСТА»


Недельный выезд – время для неспешных бесед. Одну из которых, с Максимом Шпилевым, мы с удовольствием перессказываем вам. Наш доигровщик рассказывает о себе, семье и волейболе.

- Плей-аут, ты его играешь не впервые...

- Третий раз.

- Всегда одинаковые чувства или всякий раз по-разному? Ведь у каждой команды свои причины попадания в этот турнир.

- Я его не люблю, этот турнир, это понятно. Но если не попали в плей-офф, значит нужно играть плей-аут и кого волнует, какие там у меня по этому поводу чувства? Здесь всегда много факторов: везение или невезение, мимолетная расслабленность, где-то судейская ошибка, а может и объективно команда слабее тех, кто попал в плей-офф. Но в любом случае и плей-офф, и плей-аут – завершающие стадии чемпионата, и играть их интересно, потому что здесь цена ошибки возрастает в разы. По сути, ничего страшного, играем. Дай Бог, хорошо закончим сезон.

- Ты заговорил о везении. Как профессиональный спортсмен, ты веришь в везение в своем деле или все зависит только от мастерства, количества и качества тренировочного процесса и так далее?

- Мне кажется, здесь все вместе, и мастерство, и везение. В спорте, как в жизни – либо ты оказался в том месте и в то время, либо не в том месте не в то время. В жизни, например, не смотрят на мастерство. Вот и в спорте от него не все зависит. Везение много значит в эпизодах, из которых складывается игра: куда отскочит мяч, где встал, а где мимо случайно пробегал – в тебя попало и удачно отскочило. Без везения никуда, опять-таки, не отменяя мастерство.

- В твоей жизни были какие-то моменты, когда случай тебе в чем-то помог?

- В волейбол, например, попал абсолютно случайно. Папа готовил меня к карьере хоккеиста, а потом, когда папы не стало, случай свел меня с волейбольным тренером, который попросту сманил меня в волейбол. Хочешь, говорит, мир посмотреть? Путешествовать? Я хотел, и начал ходить к нему на тренировки. Заманил (смеется). Поначалу просто подвижные игры были, какие-то общеразвивающие, в том числе и пионербол, а через два года я уже перешел в спортивный волейбольный класс. Так и началась моя долгая дорога в волейболе. Я считаю, случайно.

- Когда ты понял, что волейбол стал серьезной частью твоей жизни? Одной из главных.

- Не знаю, не задумывался об этом особо. Может, в старших классах, когда после школы мои ровесники сидели на лавках у подъездов, пили пиво да семечки грызли, а я на тренировки ходил. Там мне было гораздо интереснее.

- Погрызть семечки и выпить пива для тебя неинтересный способ досуга?

- Неет, я и тогда считал, что свое время нужно использовать более рационально. А сейчас тем более. Я просто семечки не люблю, и на лавочке сидеть тоже (хохочет).

- Ты участвовал в первом чемпионстве Казани, когда клуб еще носил название «Динамо-ТатрансГаз». Это так?

- Ну, я бы таких громких заявлений не делал. Выходить – выходил иногда. Там была команда звезд, конечно: Сергей Тетюхин, Ллой Болл, Александр Косарев.. Я был только для тренировочного процесса, но считаю, что мне колоссально повезло – я работал с такими невероятными мастерами. Может быть, это и повлияло на меня в дальнейшем, когда видел, как они дорабатывают до конца каждый игровой эпизод, и как пашут на тренировках.

А вот в 2009 году, считаю, уже завоевал полноценное золото, когда пришел Романыч. Тогда белгородские ребята вернулись к себе, плюс у нас было много травмированных. И на нас никто не ставил, говорили: «Вам бы в плей-офф попасть с грехом напополам. Травмировался Леша Бовдуй и Романыч дал мне поиграть, стало получаться. Романыч разделил игровое время между нами с Саней Корнеевым и Лехой Бовдуем поровну. Тихой сапой мы залезли в плей-офф с четвертого места, потом обыграли «Белогорье» - сначала дома 3:2, потом проиграли им 0:3, а дома взяли реванш – 3:0. Попали на «Факел», пободались с ним как следует, но выиграли. И в финале играли с «Искрой». Вот эту золотую медаль считаю заслуженной для себя, полноценной. Я к ней хотя бы руку приложил. А та была больше авансом, чем я действительно что-то делал.

- Где медали?

- Дома, в Казани. С собой не вожу.

- На специальной полочке?

- Конечно. С подсветочкой даже (смеется).

- Где-то вычитала, что ты в Казани выходил в диагонали, когда тебе было совсем мало лет. Девятнадцать.

- Это еще при Викторе Сидельникове было – сломался Дима Фомин, что-то у него было с плечом, вторым был Макс Проскурня, и он тоже получил травму. А меня только-только взяли в команду, но играть-то некому – вот и поставили туда, в диагональ.

- Про Казань частенько говорят, якобы как таковой школы там нет, клуб берет уже готовых игроков. Давай попробуем развенчать этот миф?

- Да не так много народа со мной пошло в профессиональный спорт. Серега Андриевский, играл же здесь в «Динамо-ЛО», знаешь его точно. Артем Панарин играл одно время. Так что развенчать миф с конкретно моим выпуском вряд ли получится. Если вспоминать тех, кто выпускался раньше меня, Макс Максимов, например, сейчас он главный тренер «Академии». Влад Бабичев! До сих пор играет, дай Бог ему здоровья и дальше еще играть. Друг, если будешь читать, тебе большой привет! (смеется). А вот сейчас – да, система выстраивается. Молодежка, «Академия» - процесс идет, выпускники уже на слуху. Думаю, в правильном направлении все движется.

- А битвы между СДЮШОР казанскими и челнинскими бывали?

- Ой, еще какие! Постоянно ездили мы к ним, они к нам.

- С Леней Кузнецовым не пересекался?

- Нет, Леня постарше.

- Еще ты выигрывал с Казанью Лигу чемпионов.

- Да, я даже на площадку выходил в групповом турнире. Но потом… мое мастерство не позволяло.

- Не позволяла твоя молодость и то, что ты только начинал подавать надежды.

- Ой, ну да, это гораздо лучше звучит. Точно (смеется). Но это было очень интересно, крутой турнир. После второго чемпионства тоже выходил, но мы очень быстро оттуда вылетели, уже на первой стадии плей-офф сезона 2009/10. Могли дальше пройти, но проиграли «Мачерате» с Валерио Вермильо, Вигором Боволентой и Игором Омрченом. Классная команда была!

- Смотрел на этих парней большими глазами?

- Ты что, у меня вообще такого нет, я же из Казани (смеется), тем более из Московского района. Веселый райончик. Нас, парней оттуда, никем и ничем не удивишь.

- Драться приходилось?

- Диктофон выключишь, расскажу (смеется).

***

- Я правильно понимаю, что несмотря на то, что ты случайно стал волейболистом, любовь к хоккею продолжает жить в твоем сердце?

- Да. Я сына отдал в хоккей, хотя совсем необязательно, что он станет профессиональным спортсменом. Пока мне хочется, чтобы он вырос хорошим человеком, а там посмотрим. Ему очень нравится хоккей, занимается второй год. В Кемерово еще просто катался на коньках, а потом уже начал играть. В Ярославле, здесь в Петербурге уже вплотную занимается, в турнирах с командой участвует. Очень любит, переживает за это дело, когда проигрывает – там вообще ужас что происходит (улыбается). Я ему все время объясняю, что без поражений не бывает побед, но это понимание не сразу приходит, по себе знаю. Мы с супругой стараемся не отбить эту страсть и любовь к игре.

- Хоккей у ребенка – это ранний подъем у родителей, правильно?

- Обычно да, но нам повезло, он не очень ранний, потому что ехать до зала пять минут (смеется). Тренировка в 8.30, жить можно! Встаем за час, девчонок своих не будим – жена, как правило, готовит завтрак с вечера, а я только разогреваю. А так он у меня обычно йогурт ест или творог - это и сам могу (смеется). Отвожу его на тренировку, выпускаю на лед, иногда еще раскатку посмотрю, потом домой еду – сам завтракаю и на свою тренировку. Оставляю машину супруге и жду, когда за мной приедет Вовка Шишкин (смеется).

- Бывало такое, что папа просыпал тренировку сына и сыну приходилось будить тебя?

- Нет, я ответственный отец и тренировки сына не просыпаю и не пропускаю. А вот свои бывало (улыбается), но давненько. Это в Казани было еще. Я был оштрафован, а Романыч, вдобавок, грозился мне подарить большой-большой будильник. А, еще был один случай! Появился у меня айфон, и я решил испробовать режим «не беспокоить». Успешно забыл о том, что решил его испробовать и проспал вылет из Тюмени в Оренбург.

- И…?

- Ну что и…? Добирался за свой счет (смеется). Ну и оштрафовали, конечно. После этого я перестал изучать возможности гаджетов накануне вылетов.

- Перелеты – неотъемлемая часть жизни спортсменов. С годами к этому привыкаешь или все равно тяжело?

- Да привык, конечно. Уже даже не задумываешься особенно на эту тему. Надо, значит, надо. Если ты будешь ныть и думать о том, что тебе предстоит пять часов куда-то лететь и портить самому себе этим настроение, что хорошего из этого выйдет? Ты сама сказала – неотъемлемая часть нашей жизни. Ты просто слетала с нами на самый дальний выезд и видимо, поэтому такой вопрос задала, потому что тебе непривычно. У нас таких перелетов за карьеру набирается столько, что ко всему начнешь философски относиться (улыбается). Дети уже тоже привыкли! Только спрашивают: надолго? Говоришь – на три дня, отвечают: «Ну, нормально, соскучиться не успеем». А тут говорю – на неделю. Уже говорят, что скучать начали и папа, давай-ка уже имей совесть, возвращайся. Но сейчас гости приехали, много впечатлений, долгое отсутствие папы довольно спокойно воспринимают.

- После Казани в твоей трудовой книжке нарисовался калининградский «Динамо-Янтарь». Как это произошло?

- Я продлил контракт с «Зенитом», но в состав не проходил и мы решили вместе с руководством, что мне нужно играть. Был вариант с Тюменью и с Калининградом. Я выбрал Калининград и нисколько не пожалел. Отличный город, команда подобралась классная. И опять-таки, стечение обстоятельств, случай – Маркус Нильссон, наш диагональный, неудачно присел в тренажерке и повредил мениск. Уехал оперироваться, и все, мы без него оказались в плей-аут. Он, кстати, игрался в целых три тура – в Уфе, Екатеринбурге и Тюмени. По пять матчей в каждом городе играли, и ничего. Хотя это перебор, конечно. В двух турах все решили, в третьем уже «ваньку валяли», в свое удовольствие играли (улыбается).

- Ты выбирал между Калининградом и Тюменью, но все равно потом оказался в Тюмени, причем не на один сезон.

- Да, мне не хотелось стоять в квадрате и я уехал в Тюмень. Так и катаюсь по сей день (улыбается). Пока не надоело.

- Кататься или играть?

- И то, и другое. Супруга «за» - она у меня настоящая жена декабриста. Вещички собрала и поехали.

- Вить гнездо в каждом новом городе довольно тяжело…

- Нет, гнездо свито в Казани. А остальное все временно, хотя здесь в Петербурге у нас отличная квартира. С выбором не ошибся.

- Квартиры?

- Жены! (смеется).

- В Тюмени ты играл три сезона...

- Да, и на результат одного из сезонов, кстати, тоже повлияло стечение обстоятельств, одна из тех случайностей, о которых мы говорили. В 2014 году начался политический конфликт с Украиной, причем именно тогда, когда мы слетали в Харьков. Победили там 3:2, это была очень важная для нас победа, нужные очки. И в один далеко не прекрасный момент «Локомотив» снялся с нашего чемпионата, очки были пересчитаны и мы оказались в зоне вылета. Расстроились, подсели и вылетели из Суперлиги. Было обидно, хотя играть нужно было лучше и самим, но, по сути, нам не хватило всего одной победы.

Потом я уехал в Нижний Новгород, где мы заняли седьмое место. Там была суперкоманда! Денег не было, мы играли, по сути, на голом энтузиазме, но хорошие воспоминания о сезоне у меня перекрывают любой негатив того времени. Честно, я не знаю, чем это объяснить, но мы все были… на одной волне. И на площадке, и вне площадки: так получилось, что мы очень быстро сыгрались, в команде была очень крутая, здоровая атмосфера. Мы до сих пор все общаемся, кстати.

- Тебе тоже должны?

- Да, конечно, но гораздо меньше, чем тем игрокам, которые провели там несколько сезонов. Тому же Коле Павлову, например.

- Ты ушел из Нижнего Новгорода в «Кузбасс» и, получается, работал вместе с нынешним главным тренером сборной России Туомасом Саммелвуо.

- Последний свой сезон в Кемерово работал именно с Туомасом. Он хороший тренер, который смог построить отличную команду. Поступательное движение «Кузбасса» наверх все видят – мне кажется, это отличный показатель работы как тренерского штаба, так и менеджмента клуба. Со мной не продлили сотрудничество, так как в Кемерово видят свою команду довольно молодой. Жаль, что мне чуть больше, чем им нужно (смеется). Нет, в «Кузбассе» тоже было все отлично!

- За кого ты особенно переживаешь в плей-офф?

- За «Динамо-ЛО», почему нас там нет?! (смеется). Если серьезно, то, конечно, посматриваю матчи плей-офф, но гораздо больше меня волнуют выступления своей команды. Надеюсь, что и нас рано или поздно прорвет, и мы тоже будем играть в плей-офф. А сейчас битвы за медали смотрю постольку-поскольку – хороший волейбол, классные ребята. В каждой команде есть кто-то, за кого особенно переживаешь.

- Что тебе запомнилось в этом сезоне ярче всего?

- Наша игра с питерским «Зенитом». Это, наверное, плохо, да?

- Что именно? Что проиграли, наверное, не очень хорошо, да.

- То, что мне запомнился именно этот момент, а не что-то радостное. Уже столько времени прошло, а я до сих пор не понял, как мы умудрились проиграть со счета 17:9. Получается, что мы в головах у себя уже все выиграли и по домам разъехались, а «Зенит» нам популярно показал, что играть нужно до последнего мяча. Садануло это глубоко, если честно. Мы играли-то неплохо! Для меня это вообще единственный негатив этого сезона, тот матч 22 января.

- Все остальное было хорошо? Каким вышел твой сезон?

- Именно для меня сезон вышел неплохой. Хотя, наверное, здесь стоит употребить слово «неоднозначный». После матчей же все равно сидишь, в себе ковыряешься всегда. Думаешь: «Блин, ну надо ж было чуть больше напрячься, вот здесь надо было по-другому сделать. Зачем я туда встал, почему не туда побежал?!... Да гори оно все синим пламенем!» Тот же домашний матч с «НОВОЙ» домашний, гостевая игра с «Зенитом», не к ночи будь помянута…. А еще, знаешь, что самое обидное?

- Ну-ка?

- То, что мы Уфу обыграли два раза, но в плей-офф вышел «Урал», а мы плей-аут играем. Со спортивной точки зрения это обидно. Уфа – «наш клиент» в этом году, зато они смогли в других местах взять свои победы, а мы нет. Так что нечего обижаться, ахах, сами виноваты… Возвращаясь к твоему предыдущему вопросу, каким вышел сезон: перед началом чемпионата я думал, что в плей-офф нам попасть нереально. Ближе к Новому году уже стало казаться, что все может быть – мы сыгрались, у нас получалась команда и иногда думалось, что мы можем и горы свернуть. Сейчас понимаю, что не хватило-то совсем чуть-чуть. Я очень надеюсь, что в следующем году у «Динамо-ЛО» обязательно будет плей-офф, будет следующий шаг.

Пользуясь возможностью, мне хочется поблагодарить наших болельщиков, которые весь сезон за нас переживали, подгоняли нас вперед своими эмоциями, верили в нас. Это очень чувствовалось, честно. Вот, кстати, что мне нравится в «Динамо-ЛО» - близость между клубом и болельщиками, диалог и постоянное общение. Плакат мне нарисовали, помнишь? Это было так мило, я был очень-очень тронут в тот день. Правда, мы в тот день по всем статьям Сургуту… устряпались, в общем.

- Тебе свойственно самокопание?

- Не буду лукавить, бывало, что и уснуть после матчей не мог. Но с годами это проходит (улыбается). Сейчас уже понимаешь, что изменить ничего невозможно, и за одну бессонную ночь в раздумьях ты не станешь королем Камдоджи. А вот работа над ошибками – хорошая вещь, и она зачастую гораздо лучше любых самокопаний.

- Опять Король Камбоджи…

- Да это прилипучая фразочка от Колесника (смеется).

- Волейбол для тебя - работа или кайф?

- Кайф, конечно. Как можно назвать работой любимую игру, от которой я получаю удовольствие? Я же не по 8 часов в шахте уголь добываю или детали на заводе вытачиваю – вот это работа. А тут пришел, потренировался или поиграл, попадал в защитке в свое удовольствие, понападал, покричал кому-то что-то через сетку, сам подпитался эмоциями, другим их подарил и домой поехал, довольный и уставший.

- Покричал через сетку? Ты провоцируешь соперников?

- Да не особо.

- А на провокации поддаешься?

- Уже нет. А когда помоложе был, погорячее, если не понравится жест или слово, мог пойти на конфликт. «Иди сюда, ….» - такое тоже бывало (смеется). Желтые карточки схватывал, а вот до красных не доходило.

- И на стол судейский ты не заскакивал?

- Нет, у нас он такой один, Леха делает шоу (смеется). Спиридонова кто-то любит, кто-то ненавидит, но людей равнодушными он не оставляет.

- А какой ты зритель, кстати?

- На волейбол я хожу редко, если честно. Я люблю на хоккей приходить. И там веду себя, скажем так, довольно буйно (смеется). И на судей поору, и ногами потопочу. В Петербурге, правда, ни разу не удалось сходить. А вот в Ярославле мы на «Локомотиве» были постоянными зрителями – там же залы рядом совсем. На «Ак Барс» тоже часто ходил, даже слышал, как благообразные татарские бабушки орали казанским хоккеистам, мутузящим соперника: «Бей их!» (смеется).

- Ты сам сейчас играешь в хоккей?

- Иногда встаю на коньки, вместе с сыном поиграю. Но стараюсь это минимизировать, берегу себя – на льду легко получить травму, там колени летят только так. Мне кажется, сын уже на коньках выглядит гораздо лучше, чем я.

- На какой позиции сын играет?

- Сейчас ему нравится быть защитником: разрушать чужие атаки, организовывать их для своей команды. Посмотрим, что будет дальше. Параллельно с хоккеем он еще и на шахматы ходит, голову развивает. А старшая доченька тоже спортсменка, выбрала тхэквондо. Машет себе кулаками да ногами.

- На папе не отрабатывает приемы?

- Нет, она у меня умная девочка, знает, что на папу нельзя ногами махать (смеется).

Пресс-служба ВК «Динамо-ЛО»

© 2013–2019, Ассоциация «ВК Динамо-ЛО».
Все права защищены.