Титульный спонсор
Новости клуба
8 апреля 2020

ОЛЬГА БЫЧЕНКОВА: «НЕ ЗАДАЮ ВОПРОСОВ, ОТВЕТЫ НА КОТОРЫЕ НЕ ХОЧУ ЗНАТЬ»


Помощник директора Регина Долинская поставила Ольгу Быченкову на место – и взяла интервью у той, которая обычно делает это сама.

Четыре года на официальном сайте «Динамо-ЛО» выходят статьи, обзоры матчей, интервью с волейболистами и тренерами за авторством спортивного журналиста и нашего пресс-атташе Ольги Быченковой. Пришло время спросить ее саму, что она думает обо всем этом и как дошла до жизни такой!

- Оля, что дает тебе возможность чувствовать грань дозволенного, за которую лучше не преступать во время интервью? Ведь ты задаешь не всегда простые и приятные вопросы.

- Здесь все просто: есть большая разница между журналистом независимого издания и человеком, который работает в клубе. Хлеб независимого журналиста – скандалы-интриги-расследования, задача сделать материал максимально кликабельным. Не люблю слово «кликабельный» как раз с тех времен, когда сама была независимым журналистом. Если переводить на русский, это текст, который соберет большое количество просмотров. Хлеб клубного журналиста – представить игрока болельщикам, раскрыть его как человека, а какой он спортсмен видно и на площадке. Мне нравится делать «портретные» интервью – отслеживать историю спортсмена, повороты в карьере, подмечать какие-то нюансы в его характере, слушать байки и, в целом, разговаривать. Цели обнажить душу, оголить нервы человека при этом нет – возможно, ты говоришь именно об этой грани. Человек может сказать что-то, а потом пожалеть об этом, так как любые слова можно истолковать превратно при желании. Здесь я пользуюсь одной из главных заповедей врачей – «не навреди». Есть еще хорошая фраза Вадима Шефнера: «Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести».

Что касается не самых простых и приятных вопросов – скажем так, не могу их не задать по той же причине – я работаю в клубе, и ответ игрока именно на какой-то отдельно взятый вопрос может волновать людей. Например, в этом сезоне спрашивала у каждого интервьюируемого: «Почему нам так сложно в этом году?». У каждого человека свое мнение, это важно и интересно. Другое дело, что работаю в ограниченном количественно коллективе, это проще – с большинством ребят во время сезона складываются дружеские отношения и сформулировать даже самый неудобный вопрос можно по-разному.

- Также вопрос о том, как вести социальные сети Клуба настолько интеллигентно и зачастую иронично, при этом не скатываясь в клоунаду. Что уж скрывать, иногда не все чувствуют границы приличий.

- Социальные сети – это моя большая головная боль. Во-первых, и, наверное, в главных – я не SMM-щик, и, несмотря на то что два года подряд без проблем прохожу необходимое с недавних пор лицензирование в компании SellOut, которая занимается SMM для Всероссийской федерации волейбола, не считаю себя профессионалом. Во-вторых, я не дизайнер и не умею работать ни в Photoshop, ни в InDesign. То есть все вот эти красивые картиночки и инфографика – не моих рук дело. Рисует для нас очень талантливая девушка Даша Мокроусова, которая за 15 минут по первому свистку нарисует афишу для социальных сетей любой сложности, потрясающей красоты и стиля. За два года она создала для «Динамо-ЛО» фирменный стиль, который немного меняет каждый сезон, но общие тенденции выдерживает. Дашей горжусь и восхищаюсь ее творчеством – я так не умею и никогда не научусь, хотя необходимый минимум под ее руководством освоила.

Я из «старой школы», если так можно выразиться. В своем прошлом Клубе пришла в чистое поле – и все социальные сети пришлось начинать с нуля – в 2013-м у многих клубов Суперлиги не было ничего, кроме официального сайта. А у кого-то не было и его – да-да, было и такое. В «Динамо-ЛО» к 2016-му все было на высшем уровне для Высшей лиги «А» и на хорошем для Суперлиги, в которой клуб только собирался дебютировать – мой предшественник и коллега Юрий Соколов создал очень хорошую базу, отлично работал во всех социальных сетях, а его статистическими наработками пользуюсь до сих пор.

- А что означает «я из «старой школы»?

- Это только моя градация, не собираюсь никому ее навязывать. Если коротко, то для меня содержание гораздо важнее оформления. Смотри, в условном Твиттере сейчас достаточно написать заглавными буквами «АААААААААААААААААААААААААААА!!!» и выложить гифку или видео победного розыгрыша – большинство считает, что это круто.

- Ты не считаешь?

- Нет. Мне интересно было бы прочесть подводку. Что за «АААААА» такое? Ну что такого в этом «АААААА», я только что к эфиру подключилась, например. Это к интеллигентности и ироничности без скатывания в клоунаду. Хочешь совсем честно? Порой хочется и скатиться – я обычный человек. Порой хочется нахамить в ответ на хамство, которого в социальных сетях много – анонимность развращает людей. Но я всегда помню, что в моем лице люди читают не меня, а клуб – это такая внутренняя граница, через которую как бы тебе ни хотелось, переступать нельзя. Грубо говоря, при ведении социальных сетей я не человек, а функция. Пусть и стараюсь вести их максимально неофициально и всегда пытаюсь передать настроение – и не смайликами и эмодзи, а все-таки словами.

- Расскажи, с кем у тебя получилось самое лучшее интервью и самое провальное? Если бы сейчас ты повторила неудавшуюся беседу, ты бы смогла построить ее иначе?

- Ох, чтобы не обидеть никого, лучше я не буду называть фамилий там, где про провальные, думаю, читатели прекрасно понимают, когда интервью не удается (улыбается). Бывают, конечно, провалы – я не гениальный интервьюер. Чаще всего это случается, когда человек идет на беседу с чувством предвзятости и недоверия, заранее закрывается, предполагая, что ему будут задавать плохие вопросы, а потом напишут в любом случае «как хотят». Получается расположить к разговору не в 100% случаев – опять же, нет цели «расколоть» собеседника и совершать эмоциональное насилие. Не хочешь и не хочешь, это твое личное дело и твое интервью. Спортивный азарт в профессии у меня присутствует, но не доминирует.

О лучшем интервью рассуждать сложно, хотя я помню все. Лучше расскажу о том, которое стоит особняком – самое первое! Интервью под номером один состоялось с замечательным доигровщиком Павлом Абрамовым, на тот момент (январь 2011 года) выступавшим за одинцовскую «Искру». Примечательным оно оказалось потому что через 10 минут беседы с Павлом диктофон внезапно перестал записывать разговор, что выяснилось только после окончания интервью – кошмарный сон журналиста, воплотившийся в реальность. Говорили же мы … ну, часа полтора точно. Интеллигентный Павел спокойно воспринял ситуацию и помог в правках черновика разговора, восстановленного по памяти.

- Ты опытный интервьюер, всегда ли тебе бывает легко «разговорить» своего героя? Что для тебя самое сложное в этом?

- Я крайне редко готовлюсь к своим интервью – в смысле, не записываю информацию или вопросы на бумажку – но мне сложно разговаривать с человеком, о котором узнала 15 минут назад. То есть какой-то багаж информации о нем должен быть. Всегда считала, что самое важное в работе лицом к лицу – задать правильный первый вопрос. При этом условно по дороге на эту встречу я знаю, о чем буду спрашивать в самом начале беседы, но на деле частенько первым вылетает вопрос совершенно из другой оперы. Как это происходит, я не пытаюсь отследить, вопрос появляется в голове, когда человек уже сидит напротив и помешивает сахарочек со сливочками в чашке с кофе, ахах.

Я очень общительна в работе. Это профессиональная деформация, сработавшая в обратную сторону – вне работы предпочитаю не задавать вопросов, потому что не уверена, что хочу знать на них ответы. Я не очень разговорчива в обычной жизни и почти не веду личные странички в соцсетях – наелась на работе (смеется).  

- Как сильно изменилась работа пресс-службы волейбольного клуба за то время, что ты сама работаешь в волейболе? Всегда ли эти изменения идут на пользу Клубу?

- Изменилась сильно, это продиктовано современными реалиями и растущими требованиями. Всероссийская федерация волейбола взялась за популяризацию вида спорта в медиа-пространстве и в этом нет ничего плохого. Но дело в том, что затраты и трудоемкость процесса сильно возросли – и если раньше со всеми обязанностями мог справиться один человек или два в лучшем случае плюс приглашенный фотограф – то сейчас штаты пресс-службы клубов вынужденно растут.  Один-два человека физически не способны выполнить все требования, им будет попросту не хватать 24 часов в сутках, даже с учетом работы без выходных.

Самый простой пример – те же социальные сети, которые стали обязательными только два года назад. Раньше на это никто, кроме болельщиков, не обращал внимания – теперь отсутствие и игнорирование соцсетей крайне дурной тон. Конечно, сейчас, когда большинство людей за информацией предпочитают идти не на официальный сайт, а в соцсети, это резонно. Другое дело, когда 14 клубов Суперлиги начинают одновременно бомбить одинаковые посты в день тура, немного отличающиеся друг от друга фирменным стилем и цветом оформления – многие мои знакомые моментально отписались от большинства клубных аккаунтов, оставив лишь те, которые им действительно интересны. Еще один момент, который меня печалит еще больше – общая тенденция роста невнимательности и лени, развивающаяся вместе с социальными сетями. Внимание людей рассеяно на огромное количество источников одномоментно! Они начинают черпать информацию из картинок. Они не видят ее больше нигде, потому что концентрации взяться неоткуда – люди перестают читать. Окей, вам лень идти по ссылке на сайт, где вся информация разжевана в подробностях. Мы написали ее в трех местах в одной социальной сети: в шапке группы ВКонтакте, на картинке, и в анонсе к картинке – но человек напишет комментарий с вопросом, ответ на который именно в этих трех местах. Кроме этого, он напишет в личные сообщения группы, директ Инстаграма и в личные сообщения пресс-атташе. Зачастую в не самой вежливой форме. Это очень грустная тенденция. Сейчас мы все грустим в самоизоляции – я пытаюсь найти хоть какие-то плюсы в этой истории и мечтаю – вдруг люди, может быть, начнут читать?

Все вокруг буквально кричит о том, что пора отходить от печатных вариантов, чтения и переходить к видеоконтенту. Но позвольте, Баба-Яга против – возможно, во мне говорит педагог и мне действительно слишком много лет для работы на такой должности. Возможно, мне не хватает гибкости мышления для того, чтобы идти в ногу со временем. Я не консерватор, но есть базовые вещи – и это не спорт, это про жизнь в целом.

- Расскажи свой путь от учителя географии до одного из лучших пресс-атташе среди волейбольных клубов Суперлиги и спортивного журналиста, пишущего о волейболе.

- Учитель географии я по образованию, но работала в школе всего полгода – на пятом курсе нам разрешили брать свободное посещение в университете, если кто-то из студентов собирался пробовать свои силы в педагогике. Я попробовала -  не понравилось – больше к этому не возвращалась. Но знания педагогики, психологии и умение анализировать некоторые вещи пригодились. А важные для пресс-атташе концентрацию и усидчивость мне подарила музыкальная школа, которую, к слову, терпеть не могла. Но очень благодарна родителям – они в свое время настояли, чтобы я ее закончила. Те семь лет вспоминаю с содроганием с одной стороны и благодарностью – с другой.

Журналистикой я увлеклась случайно, познакомившись в 2010 году на одном из спортивных сайтов с белгородским парнишкой Иваном, который и обратил внимание на то, что я неплохо увязываю буквы в слова и предложения. Он посоветовал мне завести блог о любимом спорте – я завела два: о волейболе и биатлоне. Появились читатели, и мы с Иваном решили, что для волейбола нужна площадка помасштабнее какого-то там блога. Недолго думая, при помощи еще одного нашего друга мы соорудили за пять дней сайт VolleyballNews.ru буквально на коленке. Полгода мы писали туда для самих себя, а потом наша сборная выиграла в Лондоне в 2012-м и пошло-поехало. Нас начали читать не только люди, интересующиеся волейболом, но и игроки, и тренеры, и агенты. Потом я получила предложение писать для «Чемпионат.ком», через год пригласили в новоуренгойский «ФАКЕЛ». А потом жизнь сложилась так, что встал выбор – остаться в клубе с Ямала или поменять его на «Динамо-ЛО». И так как я к тому времени определилась с местом своей постоянной дислокации в Санкт-Петербурге, то в совокупности всех факторов выбрала «Динамо-ЛО». Выбор был тяжелым и трудным, он дался большой ценой, но я не жалею – «ФАКЕЛ» остался первой любовью, испытываю к новоуренгойским парням самые теплые и искренние чувства, но мне еще ни на одном месте моей работы не было так комфортно, как в «Динамо-ЛО». У нас потрясающий коллектив, настоящая семья!

- Интересно почитать твои старые статьи.

- Лучше не нужно. Когда перечитываю их, всегда краснею от стыда. Мне и сейчас кажется, что я ни черта не понимаю в волейболе, а тогда и подавно.  Волейбол вижу на уровне любителя и ценителя вида спорта, но никогда не играла в него. В игре мне всегда интересна история и психология – две вещи, на которых я стараюсь строить свои материалы. Со статистикой мне помогает аналитический штаб – Юра Соколов и Антон Лукин – я же ненавижу цифры! Что касается понимания игры – мне помогает общительность, благодаря которой узнаю много нового и интересного. До каких-то вещей доходила сама, но всегда переспрашивала. В понимании статистики огромную помощь в свое время мне оказали Сергей Зайцев и Андрей Рязанцев – Сережа, к сожалению, отработав один сезон в «ФАКЕЛе», закончил с карьерой тренера-статистика, а Андрей Рязанцев работает со сборной России и считается одним из лучших в своей сфере. Так что мне повезло (улыбается).

Болтливость и способность легко завязывать разговор помогает черпать информацию, с которой, как и жизненной мудростью, охотно делятся тренеры, игроки, статистики, медицинские штабы, администраторы…

- Твой любимый жанр – интервью?

- Мой любимый жанр – исторические материалы о волейболе. Обожаю копаться в информации, раскапывать какие-то архивные сведения и потом делать из этого легкую и удобную для чтения вещь. Что касается интервью… Я очень люблю разговаривать с человеком, и в момент беседы в голове уже складывается паззл, каким выйдет интервью и какие именно вещи могут понравиться читателю. Но вот вторая часть… расшифровка диктофонной записи и литературное оформление вызывают муки и скрежет зубовный! Иногда я по две недели себя заставляю сесть за расшифровку. Тем более, я всегда знаю, что на диктофоне немало минут записи. А чаще всего и больше часа.

- А какой у тебя рекорд, кстати?

- Рекорд был с моим большим другом Игорем Колодинским – четыре часа сорок минут записи. На тот момент мы еще не были друзьями, но за почти пять часов общения стали ими (смеется). Само интервью вышло в итоге в двух частях, мы с Игорем выпили невероятное количество кофе, а на диктофоне была еще куча постороннего трепа и хохота. Нам было весело. Хотя я всегда смеюсь на интервью и стараюсь многие вещи свести к шуткам, чтобы у человека не было зажатости и скованности. Зачастую люди меняются, как только я включаю диктофон – вот только что мы смеялись и обсуждали вчерашний матч или текст на «Спорт-Бизнесе», а потом оп! – и перед тобой сидит плохо знакомый, застегнутый на все пуговицы парень.

- Какой ты можешь дать совет начинающему спортивному журналисту?

- Если не любишь вид спорта, на котором собираешься специализироваться – лучше не начинай. Для начала достаточно любви, потом можно начинать говорить о понимании.

- Расскажи о своем досуге! В клубе мы все знаем, что это музыкальный театр – пусть об этом узнают все.

- Когда я понимаю, что начинаю захлебываться работой – бегом бегу в музыкальный театр, в частности, в любимый Театр музыкальной комедии на Итальянской улице – выхожу оттуда, без преувеличений, перерожденная. На работе я не могу позволить себе выплескивать эмоции, а вот в театре отдыхаю душой и головой. Я хожу на одни и те же спектакли по несколько раз, и знаю их до последней арии, иногда даже тихонько подпеваю – они все равно каждый раз исполняются по-разному. Мне нравится подмечать эти акценты и нюансы, сохраняя мелодию, стиль, ритм, каждый спектакль – будто с чистого листа. В общем, у спорта и театра много общего – только в спорте всегда открытый финал.

- Почему ты не можешь себе позволить выплеснуть эмоции на работе?

- Когда позволяю, ничего хорошего из этого не выходит, к сожалению, уже проверяла. Это скажется на результате работы. Я безумно переживаю за игру, ведь пришла в журналистику из болельщиков и убить в себе «фаната» полностью никогда не получится. Однажды очень сильно порадовалась результату одного из матчей прямо по ходу игры – эмоции помешали выполнять непосредственные обязанности после. Все дело в том, что пресс-атташе очень ограничен во времени после домашних встреч: у нас большое количество отчетности, которую нужно выполнить как можно быстрее – и обязательно до утра следующего дня. Эмоции мне мешают, это проверенный факт, поэтому я очень редко даю им ход на играх. Волейболисты раньше частенько подкалывали, говорили: «Ну что ты сидишь на играх с рожей кирпичом? Ну хоть поори за нас!» (смеется). Если я начну орать – перестану работать, я проверяла.

- А потом проораться?

- А смысл? После драки кулаками не машут. Пока еду домой с подругой, мы обсуждаем матч, но я уже спокойна.

- Бывает ли желание все бросить и уйти в театральную журналистику? И что дает силы продолжать дальше?

- Желание уйти бывает, примерно два раза за сезон – в начале, когда мозг взрывается от объемов информации, количества дел, которые нужно переделать примерно к позавчера и переживаний напополам с кошмарными снами, что ты что-то не успеваешь сделать к первым официальным мероприятиям сезона. И в конце, когда ты мысленно делаешь засечки, сколько остается домашних игр, и вообще игр – эмоционально ты выхолощен чуть более, чем полностью. При всем при этом я всегда четко понимаю, что это все банальное женское «нытье» в моем исполнении – никуда не уйду и не представляю себя вне волейбола. В театральную журналистику?.. Нет, предпочитаю все же оставаться восторженным зрителем: театр – моя берлога, куда сбегаю, когда устаю от волейбола. Устать можно даже от любимой работы – а я свою работу не просто люблю, я ее обожаю.

- Как проводишь время в самоизоляции?

- Клуб же не прекратил свою работу – и я активно тружусь дистанционно: пытаюсь развлечь болельщиков, беру много интервью удаленно, вспоминаю интересные моменты, готовлю пресс-отчеты. То, что пандемия коронавируса разогнала всех по домам, вовсе не значит, что все тут же «схлопнулось». Не унываю от вынужденного заточения, мне повезло – у меня есть собака (смеется). Такса – гиперактивный и забавный друг, так что скучно не бывает даже в самоизоляции.

Интервью: Регина Долинская

 

© 2013–2020, Ассоциация «ВК Динамо-ЛО».
Все права защищены.